Степанова Варвара Сергеевна "Роль лесных ресурсов в промышленном подъеме в России второй половине XIX века"


ассистент Владимирского государственного университета

В последние десятилетия в исторической науке все больший интерес представляют не только вопросы развития человеческого общества как обособленного явления, но и проблемы взаимодействия человека, общества и природы. В связи с этим, представляется важным рассмотреть вопрос о роли лесных ресурсов в экономической и социальной жизни Российской империи второй половины XIX века.

В истории России во второй половине XIX века большую роль играло появление новых видов топлива и минерального сырья. В то же время, роль традиционного источника, леса, возрастает. В этот период деревообрабатывающая промышленность переживает время особенного развития.

Лес издавна был основным строительным материалом на большей территории страны. Даже в начале XX века на территории Европейской России  61% всех жилых строений было деревянными [1, с.1-2]. Лес был важным источником сырья для химической промышленности – из древесины примитивными и хищническими методами издавна получали смолу и деготь. Кроме того, дерево всегда использовалось в качестве основного вида топлива.

Сокращение количества лесов, особенно во второй половине XIX века, неэффективность древесного топлива в новых экономических условиях стало одной из причин  распространения новых видов топливных ресурсов. Железнодорожное строительство, рост металлургической и машиностроительной промышленности после реформы 1861 года вызвали интенсивное развитие каменноугольной индустрии. С 1870-х гг. начинается бурная разработка бакинской нефти. В некоторых районах Центральной России на промышленных предприятиях и на железной дороге, ввиду дороговизны каменного угля, дрова начинают заменять торфом [2, с.1].  Древесное топливо в виде древесного угля, к началу XX века, в связи с распространением новых источников энергии, постепенно теряет свое значение. Тем не менее, в отдельные периоды, например, в период промышленного подъема начала 1890-х годов древесноугольная промышленность переживала периоды кратковременного подъема. Рост производства по-прежнему протекал экстенсивным путем. В металлургической промышленности за 1880-1890гг. число древесноугольных доменных печей выросло на 40%, а общая выплавка древесноугольного доменного чугуна возросла на 198% [3, с. 224].

В условиях роста российской промышленности увеличивается потребность в лесе, прежде всего, как в источники строительного материала и дров. Главными потребителями древесины во второй половине XIX в. становятся промышленно развитые города центральной России, крупные фабрики и заводы, железные дороги. Дрова, по-прежнему, оставались необходимым источником тепла не только в жилых домах, но активно использовались в промышленности. В промышленно-развитом городе Шуя Владимирской губернии в середине XIX века на обогрев 49 предприятий использовалось дров в полтора раза больше, чем для обогрева всех жилых домов города. На отопление 712 жилых зданий  уходило до 20 тыс. сажень дров за сезон, в то время как для работы промышленных заведений было необходимо более 35 тыс. сажень [4, с.1]. Самым крупным потребителем леса в России в конце XIX века, конечно же, была Москва, с ее миллионным населением, многочисленными фабриками и заводами. В 1897г. в Москву было поставлено 54 731 тыс. пудов дров и 20920 тыс. пудов строевого леса [5, с. 77]. В Московской губернии и особенно в Москве уже в середине XIX в. чувствовался острый недостаток древесины. Причиной этого следует считать удаленность местных лесов от крупных рек – главных транспортных магистралей, по которым издавна осуществлялся сплав леса. Большую роль в обеспечении топливом разнообразную московскую промышленность сыграло появление железных дорог. Дерево город получал в основном от богатых лесных регионов Поволжья по Московско-Нижегородской и Московско-Ярославской железным дорогам [6, с. 77].

Рост российской промышленности ведет к массовому уничтожению лесов в центральных, экономически развитых губерниях. Малоземелье крестьян и разорение помещиков, которым принадлежало более четверти всех лесных владений на Европейской территории России, также оказались важной причиной «лесоистребления». Правительство предпринимало множество мер законодательного характера, пытаясь сохранить оставшийся лес. Первые законы об охране лесов появились еще при Петре I. В 1703г. вышел указ о необходимости описать леса надлежащего качества, растущие по берегам крупных рек [7, с.228]. Речь шла, прежде всего, о корабельном лесе, который с этого времени приобретает статус заповедного. Разработка корабельного леса активно велась на северо-западе России и в Поволжье, регионах, где Петр I вел строительство своего знаменитого флота. Нарушителям грозили штрафы, телесные наказания и ссылка на каторгу. К этому периоду относятся и первые попытки к лесоразведению: для обеспечения заводов лесом предполагалось специально выращивать молодой лес вблизи заводов на освобожденных от старых деревьев участках[8, с. 174]. С целью экономии древесины после 1748 года для строительства кораблей запрещалось использование досок, рубленных топором. Вместо них широко применялись пильные доски. В 1754г. появляется знаменитый указ о запрете размещать «хрустальные, стеклянные и железные» заводы ближе 200 верст от Москвы. Это объяснялось необходимостью сохранения лесов близ Москвы и Петербурга, где  уже в то время наблюдалась «крайняя нужда» [9, с. 210].

 Екатерина II вместе с дарованием  знаменитой «вольности» дворянству в 1782 году закрепила  право собственности на леса. Это привело к массовому сокращению помещичьих лесов к середине XIX века. Цены на лес на протяжении всего XIX века постоянно повышались и многие разорившиеся помещики не упускали возможности заработать на этом ресурсе. Современник писал «По величине общего пространства лесов (180 миллионов десятин) Россия принадлежит к богатейшим лесным странам; если же принять в соображение размещение лесов и при том худое хозяйство почти во всех помещичьих дачах, то оказывается, что большая часть европейской России можно уже отнести к малолесным странам» [10, с. 174]. К середине XIX в. вырубка частновладельческих лесов становится хищнической и неконтролируемой. В то же время правительства делает многочисленные попытки охраны казенных лесов. Примеры изменения площади лесов в XIX веке приведены в таблице [11, с. 62; 12, с. 53; 13, с. 78; 14, с. 167, 158, 171].

Губерния

Общая площадь дес.

динамика

Частные леса  дес.

динамика

Казенные леса дес.

динамика

Середина XIXв.

1900г.

Середина XIXв.

1900г.

Середина XIXв.

1900г.

Нижегородская

2128882

1821618

уменьшилось на

14,4%

1257055

768592

уменьшилось на

38,9%

572280

755439

увеличилось на

32%

Ярославская

840357

1196351

увеличилось на

42,4%

576951

718440

увеличилось на

24,5%

263406

230808

уменьшилось на

12,4%

Костромская

5338879

4860781

уменьшилось на

9%

3289846

2604535

уменьшилось на

20,8%

1509162

1375509

уменьшилось на

8,9%

 

В 1802г. появляется «Устав о Лесах». Все казенные леса поступают в ведение Лесного Департамента. Лесному Департаменту поручались работы по лесоохране и лесоразведению. Вводится институт лесной стражи, увеличивается штат лесничих. В это же время появляются первые учебные заведения «для обучения лесной науки» - практическое лесное училище в Царском Селе, затем в Калуге. К середине XIX века проблема уничтожения лесов встает очень остро, просвещенная часть Российского общества все чаще обращает внимание на вопросы лесоохраны. По инициативе министра финансов Е.Ф. Канкрина в 1832г. создано «Общество для поощрения лесного хозяйства», основной задачей которого было «обращать внимание публики и особенно лесовладельцев на крайнюю необходимость заниматься без отлагательств важным предметом сбережения лесов»[15, с.1]. Появляются периодические издания на русском языке, освещающие проблемы лесоводства: «Лесной журнал», «Газета Лесоводства и Охоты». Статьи, посвященные лесоохране и рациональному лесопользованию, постоянно появляются на страницах Журнала министерства государственных имуществ, журнала «Сельское хозяйство и Лесоводства», в трудах Вольного Экономического общества. Просвещенные слои общества в полной мере осознавали необходимость регулирования лесопользования.

Однако, для крестьянского массового сознания лес оставался неисчерпаемым ресурсом древесины. Случаи незаконной рубки леса были широко распространены. Например, молодежь Муромского уезда Владимирской губернии в XVIII веке любила рубить высокие деревья исключительно «для хруста» [16, с.1]. В лесных губерниях Верхнего Поволжья местные крестьяне при продаже леса скупщикам брали деньги только за работу, потому, что «самые же леса  ни в какую почти цену не ставят» [17, с. 304]. Современник, рассуждая о исчезновении древних лесов вокруг Шуи с горечью восклицал: «Древнюю красу своего края – исполинские сосны, он (г. Шуя) променял  - стыдно сказать – на ситец, который стал теперь дешевле «чечевичной похлебки»» [18, с.2]. Исчезновение лесов приводило к изменению структуры крестьянских промыслов лесистых районов страны. Многие традиционные промыслы с исчезновением лесов становятся невыгодны, привозная древесина была слишком дорогой для крестьян. Крестьяне, издавна занимавшиеся изготовлением кустарных изделий из дерева, переориентируются на более простую и выгодную пилку и доставку леса к железнодорожным станциям.

Русский лес издавна был традиционным товаром экспорта России в Европейские государства. Лес вывозился в Великобританию, Германию, Голландию, Францию.  Если в середине XIX века основным импортером русского леса была активно развивающаяся промышленность и флот Великобритании, то к началу XX века  растет торговля лесом с Германией. Большую роль в перевозке лесных грузов с середины XIX века играют железные дорогие. Перевозка леса по суше, разумеется, была удобнее чем  сплав по река, позволяла доставить лес до промышленных центров в любое время года. Для развития внешней торговли лесов в 1899 году введено прямое сообщение между станциями русских железных дорог и портами Германии: Дацинг, Кенигсберг, Мемель, Пилау, Нейфарвассер, через которые осуществлялась не только поставки леса в Германию, но и  торговля со всей Европой.

Таким образом, лес оставался важным ресурсом для российской промышленности второй половины XIX века. С ростом производства и городов роль лесов, как главного источника древесины, возрастает. Невероятная потребность в древесине вызывает массовые вырубки лесных массивов, прежде всего, в центральных районах Российской империи. Меры, предпринимаемые правительством для охраны лесов, часто оставались недостаточными. У местных властей часто не хватало лесной стражи и  лесничих для успешной охраны лесов. Бесхозяйственность помещиков и крестьян, видевших в лесах только источник быстрого и большого дохода, вели к нерациональному лесопользованию. Эти причины приводят к появлению экологических проблем, просвещенная часть русского общества все чаще поднимает вопрос о необходимость изменения халатного отношения к лесу. 

 

 

  1. Статистический ежегодник России. 1913г. V Отдел. Спб.: Издание центрального статистического комитета, 1914. -1-2 с.
  2. Рыбкин Н. Непомерное возрастание ценности лесов в наше время// Владимирские губернские ведомости. 1884год. Часть неофициальная. № 27. Владимир, 1884. - 1с.
  3. Соловьев А.М. Промышленная революция в России в XIX в. М.: Наука. 1990. - 224 с.
  4. Количество потребляемых  дров в течение года в городе Шуе// Владимирские губернские ведомости. 1861год. Часть неофициальная. № 50. Владимир, 1861. – 1 с.
  5. О лесах России. Распределение лесов; их эксплуатация; внутренняя и внешняя лесная торговля. Спб., 1900. – 77с.
  6. Там же, - 77с.
  7. Полное собрание законов Российской империи Т. IV. 1700-1712. Спб.: Типография II Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии. 1830. - 228с.
  8. Полное собрание законов Российской империи Т.VII. 1723-1727. Спб., 1830. - 174с.
  9. Полное собрание законов Российской империи Т.XIV. 1754-1756. Спб., 1830. – 210с.
  10. Журнал министерства государственных имуществ 1855г. Часть 56. Спб., 1855. – 174 с.
  11. Источники. Военно-статистическое обозрение  Российской империи.  Том IV. Часть 2. Военно-статистическое обозрение Нижегородской  губернии. Спб.: Типография Департамента Генерального Штаба. 1852. – 62с.
  12. Военно-статистическое обозрение  Российской империи.  Том IV. Часть 2. Военно-статистическое обозрение Ярославской  губернии. Спб., 1851. – 53с.
  13. Военно-статистическое обозрение  Российской империи.  Том IV. Часть 3. Военно-статистическое обозрение Костромской губернии. Санктпетербург. 1848. - 78 с.
  14. О лесах России. Спб., 1900. – 167с., 158с., 171с.
  15. Статуты Высочайше утвержденного в 25 день февраля 1832 года Общества для поощрения Лесного Хозяйства // Лесной журнал.  Ч. 1. Кн. 1. Спб., 1833.  –1с.
  16. Владимирские губернские ведомости. 1884год. Часть неофициальная. №2. Владимир,  1884.-  1с.
  17. Полное собрание законов Российской Империи Т.28. (1804-1805) Спб., 1830.- 304 с.
  18. Добрынкин Л.Н. Лес в Муромском уезде//Владимирские губернские ведомости. Часть неофициальная. №  35. Владимир, 1884. – 2с.
  1. Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба. Костромская губерния.  Спб.: Типография Н. Тиблева. 1861.- 250 с.

 




Вконтакте


Facebook


Что бы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти на сайт


Автоматический вход Запомнить
Забыли пароль?