Постанкевич Татьяна Сергеевна "Мазоловский православный монастырь Мстиславского уезда Могилевской губернии до и после присоединения белорусских земель к Российской империи"


 

студентка Белорусского государственного университета

Православным монастырям, находящимся на территории современной Республики Беларусь, в период вхождения белорусских земель в состав Великого княжества Литовского и Речи Посполитой, приходилось вести борьбу с католичеством и униатством – господствующими конфессиями – за свои права, за свою веру. В связи с этим раздел Речи Посполитой и отход Могилевской губернии к Российской империи явился положительным фактором для укрепления православия на этих землях. Яркий пример – судьба православного женского Мазоловского Преображенского, а с 1833 г. – Вознесенского монастыря, находившегося в д. Мазолово в 13 км от г. Мстиславля Могилевской губернии. На данный момент не существует отдельного исследования, посвященного Мазоловскому монастырю. Познакомиться с историей монастыря представляется возможным при исследовании архивного фонда Мазоловского монастыря Национального исторического архива Беларуси, фонд 2314, опись 1, а также благодаря монографиям, посвященным в целом изучению истории и архитектуры православной церкви в Беларуси, исследователей В.В. Беднова, П.С. Горючко, И.Н. Слюньковой и др.

Мазоловский монастырь был основан в 1665 г. дочерью мстиславского стольника Марианной Суходольской [1, с.127]. Это был благоприятный период для развития православия на белорусских землях, входвших в состав Речи Посполитой: появились конституции, защищающие права православных, была утверждена высшая иерархия с митрополитом во главе, возвращены отнятые ранее у православных монастыри и церкви и т.д. [2, с. 9]. Однако с конца 60-ых годов 17 в. большая часть шляхты ополячилась, влияние казачества ослабело, правительство вновь стало усиленно поддерживать католичество и унию – и, как результат, вновь происходит притеснение православия.

Притеснения испытывает на себе и Мазоловский православный монастырь. Он упоминается в привилее Августа II от 28 ноября 1720 г. в числе православных монастырей, за которыми признается их неприкосновенность [2, с.303]. Следует отметить, что данный привилей был издан по настоянию русского посланника после обращения православных, проживавших на территории Речи Посполитой, с жалобой к Петру Великому. Тем не менее, уже в 1727 г. [3, с.39] (по другим источникам – в 1743 г. [4, с.614]) униатские монахини изгоняют из Мазоловского монастыря православных монахинь, не пожелавших принять унию, и занимают монастырь. Как можно предположить, их действия являются «законными» вследствие некоторых обстоятельств. Еще в 17 в. во время печатания постановлений сейма 1678 г. об утверждении фундации Мазоловского монастыря в иезуитской типографии в конституцию вставляется слово unitarum, что искажает смысл  документа: из-за этого слова монастырь будто бы предназначался для монахинь-униаток, а не для православных. Об этой подделке официального документа свидетельствует протест Пашковского, бывшего послом от Мстиславского воеводства на сейме 1678 г. Его протест был выражен на реляцийном сеймике 1679 г. в Мстиславле и занесен в городские книги, но, очевидно, протест ничего не изменил в судьбе православного монастыря [2, с.280].

Только после присоединения в 1772 г. Могилевской губернии к Российкой империи благодаря Могилевскому архиепископу Георгию Конисскому Мазоловский монастырь был возвращен православным. В рапорте архиепископа от 15 мая 1789 г. в Св. Синод [3, с.39-41] подробно описывается, как архиепископ в течение 6 лет (с 1782 по 1788 гг.) через судебные разбирательства добивался передачи Мазоловского монастыря православным.

Решение суда в пользу православных позволило восстанавливать монастырь. Так  игуменьей Мазоловского монастыря назначается Дометиана Вон-Лярская, которая в свое время подстриглась в Мазоловском монастыре, потом жила в Смоленском Вознесенском девичьем монастыре заштатной игуменьей. По-видимому, присоединение Могилевской губернии к России повлияло на ее решение вернуться в Мазоловский монастырь и обустроить его на  средства, предоставляемые богатыми родственниками [3,с.41].

В отношении Мазоловского монастыря также было отдано личное повеление Екатерины Второй сенату от 2 января 1795 г.: «Мазоловскому монастырю, со всеми принадлежностями, быть по-прежнему в управлении монахинь Греческаго Неуниатскаго исповедания» [3,с.41]. Современный исследователь И.Н. Слюнькова отмечает, что переход Мазоловского монастыря был закреплен указом императрицы благодаря графине А.Р. Чернышевой, т.к. графиня лично обратилась к Екатерине Второй [5,с.31]. Следует отметить, что статс-дама графиня А.Р. Чернышева – супруга З.Г.Чернышева, первого генерал-губернатора Могилевского и Полоцкого, владельца Чечерска – действительно оказала большую поддержку в развитии православного монастыря. Именно А.Р. Чернышева в 1797 г. решила содержать Мазоловский монастырь со штатом 12 монахинь и столько же послушниц на свои деньги, а сам монастырь обновить. А.Р. Чернышева также пожаловала в монастырь Балыкинскую икону Богоматери из Черниговской губернии. Графиня ратовала не только за возрождение Мазоловского монастыря, но и за восстановление православных храмов всего чечерского графства и обратилась к епископу Афанасию с просьбой разрешить отремонтировать все эти церкви или на месте ветхих поставить новые. Епископ позволил починить церкви, однако новые деревянные строить не разрешил согласно указу 25 декабря 1800 г. [6,с.31]. Видимо, поэтому А.Р. Чернышева в 1799 г. на свои средства строит в Мазоловском монастыре первую каменную церковь.

Вторая каменная церковь – Вознесенская – построена по проекту, выполненном в 1827 г. знаменитым русским архитектором А. Мельниковым. Это единственное сохранившееся до наших дней здание монастырского комплекса. А. Мельников был увлечен данным заказом. Архитектор отошел от крестово-купольного одноглавого храма и обратился к типу церкви, где в плане на одну ось симметрии нанизаны колокольня, трапезная, храм и алтарная абсида [7, с.87, 88]. Собор был освящен епископом Гавриилом 22 февраля 1832 г. Наряду с главным престолом Вознесения Господня, храм имел правый престол во имя Преображения (освящен епископом Павлом, 1828 г.) и левый престол во имя Рождества Богородицы (освящен епископом Анастасием, 1802 г.).

Об остальных монастырских зданиях и имуществе дает представление содержание немногочисленных ведомостей, сохранившихся в Национальном историческом архиве Беларуси. Необходимо отметить, что все эти документы составляли настоятельницы для отчета о состоянии монастыря. Так благодаря формулярной ведомости 1836 г. можно узнать, что в монастыре появилась теплая однопрестольная церковь в честь св. Николая с кельями для настоятельницы. В одной связке с этой церковью шли трапезная, больница, под церковью была кухня и кладовая. С южной и восточной стороны церковь была обнесена каменным забором [8,  Л.11 оборот]. В этой ведомости игуменья указывала, что книг, церковных принадлежностей и одежды в монастыре хватало, а вот деревянные монастырские кельи во флигеле находились в аварийном состоянии и требовали быстрого ремонта.

И уже в ведомости за 1838 г. отмечается, что на территории монастыря заново отстроены два флигеля для монахинь, отремонтирован дом священника, монастырь обнесен каменною стеною [9]. Это говорит о материальной помощи монастырю, скорее всего, со стороны благотворителей-единоверцев. Следует отметить, что монастырь был небогатым, и, согласно архивным документам, до введения штатов обитательницы монастыря себя обеспечивали за счет земледелия и рукоделия.

Монастырю принадлежали три деревни, пожалованные еще основательницей монастыря Марианной Суходольской: Балакиревщина, Зубовка, Мазолово, на территории которых находились баня, мельница, корчма, сукновальня. После 20 декабря 1842 г. по министерскому указу эти деревни поступили в государственную собственность, а монастырю выплачивалась денежная компенсация. Однако ведомость 1859 г. [10] показывает, что монастырь по-прежнему владел мельницей (мельница «служит единственной поддержкой монастыря», как указывалось в ведомости в графе «назначение»), владел землей (земля «находится в непосредственном использовании монастыря»: усадебной земли 12 десятин, пахотной – 79 десятин, болотный сенокос – 30), лесом («для отопления монастыря»), кирпичным заводом для монастырского строительства. На земле выращивали горох, овес, свеклу, гречку.

Формулярные ведомости за 1836, 1838, 1847 гг. [8,9,11] рассказывают о самих насельницах монастыря. В этот период в монастыре проживало от 12 до 20 монахинь, от 12 до 20 послушниц, от 3 до 6 девочек-учениц, которых Могилевская консистория распределила в Мазоловской монастырь для обучения, а это показывает, что монастырь выполнял просветительскую функцию. Также при монастыре могли проживать девушки, оплачивающие свое пребывание в монастыре. Возраст монахинь был от 40 лет и выше, послушниц – от 20, а ученицами могли быть и взрослые девушки (19, 22 года). Почти все монахини были грамотные, и происходили они из мещанского, купеческого, духовного сословий. К исповеди приступали обязательно все монахини, кроме тех, кто ходил с “просительными книгами”, т.е. собирал благотворительные взносы для монастыря. Послушницы бывали не на всех «обязательных» исповедях. Количество монахинь, послушниц, учениц еще раз подчеркивает, что монастырь был невелик.

Благодаря «Ведомости о церковно-приходской женской школе, которая находилась при Мазоловской монастыре, за 1884» [12] можно узнать, что первая школа была основана на средства монастыря в 1871 г. при Вознесенской церкви. Несмотря на то что ученицы за обучение не платили, у школы были попечители. Так сохранилось имя местной благотворительницы Олимпиады Филипповны, которая положила в Государственный банк 500 рублей для бедных учениц школы. Для школы было специально оборудовано здание, где жили игуменья и еще одна монахиня. В школе, как отмечалось в этой ведомости, учебников хватало, но в недостаточном количестве были часослов, прописи и псалтири [12, Л. 2]. Количество учениц было около 30, учебный год продолжался с 1 октября по 1 мая, занятия по времени длились с 10 утра до 14 часов дня и с 16 до 17.30 часов вечера.

В школе было 2 отделения. В первом учили начальным молитвам, читать, писать в прописи; по арифметике ученики знакомились с цифрами, решали устные задачи. Во втором отделении изучали историю Ветхого и Нового заветов, читали по-славянски Псалтирь, писали диктанты, по арифметике учились умножать, делить, складывать и вычитать. Также отдельным предметом было церковное пение. Священник Мазоловской монастыря Михаил Величко, который окончил Могилевскую духовную семинарию, детей обучал бесплатно. А учительнице монахине Арсении, окончившей Буйничское женское училище, за работу в школе платили деньги [12, Л. 2 оборот]. В 1886 г. при монастыре и на его средства была открыта «школа письменности» для мальчиков, где учебный год продолжался с 1 ноября до 1 мая, а занятия длились с 11 до 14 часов дня. Здесь преподавал крестьянин, окончивший Тупичевскую церковно-приходскую школу, и за работу ему платились деньги. На год создания документа количество учащихся составляло 11 человек [13, Л. 50 оборот].

После революции 1917 г. Мазоловский монастырь перестал существовать, и монахини покинули его стены. Здания монастырского комплекса, кроме вновь действующей Вознесенской церкви, построенной по проекту архитектора 19 в. А. Мельникова, были разрушены.

Таким образом, становится очевидным, что вхождение Могилевской губернии в состав Российской империи положительно сказалось на развитии Мазоловского православного женского монастыря, который, являясь местом духовной поддержки верующих, также выполнял важные для общества просветительскую и здравоохранительную функции, подтверждением чего является наличие школы и больницы на территории монастыря.

 

Список литературы и источников

  1. Православные монастыри Беларуси / Сомов С.Э. – Минск: Четыре Четверти, 2003. – 200 с.
  2. Беднов, В.А. Православная Церковь в Польше и Литве (по Volumina legum) / В.А. Беднов. – Минск: Лучи Софии, 2002. – 432 с.
  3. Горючко, П.С. Материалы для истории архиерейского дома и монастырей Могилевской епархии конца XVIII-го и начала XIX-го столетий / П.С. Горючко. –  Могилев. губ.: Скоропечатня и литография Ш.Фридланда, [1902?]. – 42 с.
  4. Православные русские обители. – СПб: Книгоиздательство П.П. Сойкина, 1910. – 712 с.
  5. Слюнькова, И.Н. Храмы и монастыри Беларуси XIX века в составе Российской империи / И.Н. Слюнькова. – М.: Прогресс-Традиция, 2010. – 616 с.
  6. Горючко, П.С. Материалы для истории церквей Белоруссии конца XVIII-го и начала XIX-го столетий. Материалы для истории Могилевского архирейского хора 1798-1805 гг. / П.С. Горючко. –  Могилев: Типография Губернского правления, 1903. – 42 с.
  7. Тубли, М.П.  Авраам Мельников / М.П. Тубли. – Л.: Стройиздат, 1980. — 144 с.
  8. Формулярная ведомость о поведении монахинь, послушниц, числе монастырских крестьян, количестве земли, скота и продовольствия  за первую половину 1836 г. // Национальный исторический архив Беларуси г. Минска (НИАБ). – Фонд 2314. – Оп. 1. – Д. 92.
  9. Формулярная ведомость о поведении монахинь, послушниц, числе монастырских крестьян, количестве земли, скота и продовольствия  за первую половину 1838 г. // Национальный исторический архив Беларуси г. Минска (НИАБ). – Фонд 2314. – Оп. 1. – Д. 93.
  10. Ведомость о наличии монастырского имущества за 1859 г. // Национальный исторический архив Беларуси г. Минска (НИАБ). – Фонд 2314. – Оп. 1. – Д. 60.
  11. Формулярная ведомость и послужные списки Мозоловского монастыря за 1847 г. // Национальный исторический архив Беларуси г. Минска (НИАБ). – Фонд 2314. – Оп. 1. – Д. 105.
  12. Ведомость о церковно-приходской женской школе, находящейся при Мозоловском монастыре, за 1884 г. // Национальный исторический архив Беларуси г. Минска (НИАБ). – Фонд 2314. – Оп. 1. – Д. 99.
  13. Ведомость о приходе и расходе денежных средств за 1888 г. // Национальный исторический архив Беларуси г. Минска (НИАБ). – Фонд 2314. – Оп. 1. – Д. 65.

 

 




Вконтакте


Facebook


Что бы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти на сайт


Автоматический вход Запомнить
Забыли пароль?