Жуков В.Д. «Крымские полоняники» и их выкуп в 50-х гг. XVII в.: к истории колонизации южной окраины Московского государства


Жуков Вечеслав Дмитриевич

РГАДА / МГУ им. М.В, Ломоносова, исторический факультет, специалист 1-й категории / соискатель аспирантуры

 

«Крымские полоняники» и их выкуп в 50-х гг. XVII в.: к истории колонизации южной окраины Московского государства

 

Одна из наиболее характерных черт истории допетровской Руси – длительная и не всегда удачная борьба за обеспечение безопасности южных степных границ. Постоянные людские потери, которые несло Московское государство на этом направлении, сделали необходимым возникновение целой системы выкупа пленных, в первую очередь, из Крымского ханства.

Государственный выкуп пленных существовал на протяжении всей истории Московского государства. На эту сферу государственной политики тратились значительные средства, к ней прилагались большие дипломатические и административные усилия.

Особенности функционирования этой системы в разные периоды изучены неравномерно. Большинство работ посвящено начальным этапам ее становления[1], вопросы же ее истории в первой половине-середине XVII в. лишь затрагиваются в обобщающих обзорах[2].

Между тем история государственного выкупа пленных в XVII в. представляет значительный самостоятельный интерес. С одной стороны, первая половина XVII в. была тяжелым временем для южных окраин Московского государства[3]. С другой, именно в это время система выкупа достигла наивысшего развития. Соборное Уложение зафиксировало статус полоняничных денег как особой «общегосударственной милостыни».

Сравнительно слабая изученность этой системы обусловлена ограниченностью имеющихся в распоряжении ученых источников. Между тем в фондах Посольского приказа (в РГАДА), в функции которого и входила организация выкупа, имеются материалы, позволяющие не только показать порядок выкупа и правительственную политику в этой области, но и проследить судьбы людей, ради которых и существовала вся система выкупа самих пленников.

Прежде всего, скажем несколько слов об организации выкупа. Выкуп пленных производился на так называемой «валуйской размене», или «крымской посольской размене». Руководство выкупом полоняников было важным дипломатическим делом, которое обычно поручалось высокопоставленному дипломату, как правило, окольничему; его помощником выступал дьяк. С крымской стороны для наблюдения за выкупом посылали «розменного князя». Совершавшийся на Валуйках выкуп был завершением долгой и сложной подготовительной работы.

Как известно, Крымское ханство было одним из тех государств, дипломатические отношения с которыми, еще начиная с XVI в., были наиболее регулярными[4]. В первой половине XVII в. послы или посланники отправлялись в Бахчисарай практически ежегодно, исключая годы обострения дипломатических отношений. Среди задач русской дипломатической миссии в Крыму был поиск подлежащих выкупу людей и достижение договоренности о цене. Судя по всему, соглашение о цене выкупа заключалось посланником непосредственно с теми, кто торговал пленными. Частью этой договоренности становились обязательства русской стороны перед посредниками, которые брались доставить пленных на «розмену». Среди последних преобладали татары, но встречались и представители других народов Крыма: караимы, греки, армяне, турки. Обязательства фиксировались в виде кабалы, которую посланник давал посреднику в том, что на Валуйках пленный будет непременно выкуплен за оговоренную сумму.

Со своей стороны посланник составлял «полоняничную роспись», в которой фиксировались имена пленных и договорная цена за каждого из них. По возвращении он передавал ее в Посольский приказ, откуда по указу царя ее вместе с необходимой на выкуп суммой денег (согласно росписи) посылали из Москвы на «валуйскую размену».

 

Самые ценные сведения содержатся в «книгах росходных…на окуп полонеником», в большом количестве сохранившиеся в делопроизводстве Посольского приказа за XVII в. Дело в том, что в них фиксировались не только имена и суммы выплаченных денег, но и сведения о выкупленных людях. Попавшие к нам в руки документы относятся к 1651 и 1655 гг. Оба документа находятся в составе книги[5], в которую вошло делопроизводство Посольского приказа по крымским делам за 1651-1657 гг.

 

Перейдем к анализу сведений о выкупленных людях.

Больше всего среди полоняников служилых по прибору, что вполне объяснимо, поскольку они составляли значительную часть населения пограничных уездов и, неся военную службу на засеках, больше других рисковали попасть в плен[6]; следом за ними идут служилые по отечеству, представителей других сословий немного.

Выкупная цена полоняника формально зависела от его социальной категории, что было зафиксировано в Соборном Уложении. Однако на практике цены оказываются намного выше заявленных в законодательстве.

Вполне ожидаемо, что самой высокой была цена выкупа служилых по отечеству. Здесь же мы видим и самый большой разброс цен: они сильно зависели от служебного статуса и поместного оклада выкупаемого. Остальные социальные категории выкупаются за меньшие (хотя и существенно превосходящие указные) суммы, и разброс цен по ним не так велик.

Большинство выкупленных пленных являлись выходцами из южных уездов Московского государства и были взяты в полон за пределами Белгородской черты. Однако обращает на себя внимание, что «в черте», пленных взято больше, чем «на черте». Это объясняется тем, что массовый захват пленных был возможен лишь при проникновении крымских войск вглубь территории Московского государства, и плотно заселенным районам. В 30-х и даже 40-х гг. это еще периодически случалось.

Этот вывод подтверждается и встречающимися в источнике указаниями на обстоятельства пленения.

Увод в плен происходил главным образом во время крупных набегов («приход крымского царя», «нурадынов приход»), несмотря на то, что такие значительные татарские передвижения оперативно отслеживались. Следующей по численности группой являются взятые в плен в бою или при исполнении боевых поручений («на стороже», «в посылке»). Это говорит о том, что южная московская окраина к середине XVII в. перестала быть легкой добычей для рейдов работорговцев.

Теперь посмотрим, сколько захваченные люди проводили в плену, ожидая выкупа.

Прежде всего следует отметить, что наши материалы не подтверждают мнения о том, что выкуп, как правило, осуществлялся весьма оперативно. Лишь четверть полоняников провели в Крыму менее 5 лет. Вероятно, это характерно именно для государственной системы выкупа; родственники, конечно, стремились вызволить своих близких как можно скорее[7]. С другой стороны, большинство пленных находились в плену не больше 10 лет и лишь изредка встречаются люди, проведшие вдали от родины по нескольку десятилетий.

Выше речь шла исключительно о пленных мужского пола. Но в числе пленных, фигурирующих в нашем источнике, были и женщины. Сравнительно с мужчинами, их немного: 5 крестьянок, 2 дворянки, 4 жены служилых по прибору, социальное происхождение еще 13-ти не указано. Особняком стоит княжна Лукерья Туренина. Всего за 1651 и 1655 гг. было выкуплено 22 женщины, еще три вдовы были отпущены без выкупа, им оплатили только проезд и пошлины.

Все пленницы, кроме княжны, происходят из южных уездов – из городов Белгородского разряда или из Северской земли, и все они провели в плену не меньше 10 лет. Очевидно, подавляющая часть захваченных женщин попадала на рабские рынки Средиземноморья и уже не могла вернуться на родину.

 

Таким образом, в 50-х гг. XVII в. существовала вполне зрелая государственная система выкупа из плена. В работе по поиску и вызволению пленных участвовали различные ведомства, она проводилась постоянно и пользовалась значительным вниманием государства. Все действия по выкупу пленных от начала до конца строго документировались.

На составе выкупаемых пленных, естественно, сильно отражалась быстро меняющаяся обстановка на степной границе. Материалы середины 50-х гг. XVII в. позволяют говорить о том, что уровень военной угрозы в течение несольких предшествующих лет заметно снизился, что связано, очевидно, с завершением строительства Белгородской черты и с началом войны на Украине, отвлекшей значительную часть крымских сил.



[1] Шмидт С.О. Русские полоняники в Крыму и система их выкупа в середине XVI в. // Вопросы социально-экономической истории и источниковедения периода феодализма в России. – М., 1961; Хорошкевич А.Л. Русь и Крым: От союза к противостоянию (конец XV–XVI в.). – М., 2001. С. 208-224; Тарасов А.Е. «Всех пленных окупати…». История законодательного закрепления выкупа пленных в России // Русь, Россия: Средневековье, Новое время. Чтения памяти академика Л.В. Милова. Москва, 19–20 сентября 2009 г. Материалы к конференции. – М., 2009. – С. 43–45; о более ранних этапах торговли пленными в Причерноморье см.: Карпов С.П. Работорговля в Южном Причерноморье в первой половине XV в. (преимущественно по данным массарий Каффы) // Византийский временник. – 1986. – Т. 46.

[2] Бережков Н.М.  Русские пленники и невольники в Крыму // Труды VI Археологического съезда в Одессе (1884 г.). – Одесса, 1888; Ящуржинский Х. Южно-русские пленники в Крыму // Известия Таврической ученой архивной комиссии. – Симферополь, 1912. – №   47; Лавров А.С. Военный плен и рабство на границах Османской империи и Российского государства в XVII – начале XVIII века // ГИИМ: Доклады по истории 18 века – DHI Moskau: Vortrage zum 18. Jahrhundert. – 2010; Витценрат К.В. Рабство, выкуп и Московское государство (1551–1725 гг.) – доклад был прочитан в ГИИМ в Москве 5 мая 2011 г.

[3] Зенченко М.Ю. Южное российское порубежье в конце XVI – начале XVII в. – М., 2008 – С. 14; Новосельский А.А. Борьба Московского государства с татарами в первой половине XVII в. – М.–Л., 1948. – С. 436.

[4] Хорошкевич А.Л. Указ. соч.; Виноградов А.В. Русско-крымские отношения. 50-е – вторая половина 70-х гг. XVI в. – М., 2007.

[5] РГАДА. – Ф. 123. Сношения России с Крымом. – Оп. 1. – Кн. 32. «Расходные книги деньгам и рухляди в бытность в Крыму российских посланников и при посольской размене окольничими держанным на выкуп пленных, на раздачу жалованья и проч».

[6] Важинский В.М. Землевладение и складывание общины однодворцев в XVII в. (По материалам южных уездов России). – Воронеж, 1974. – С. 78, 117.

[7] Шмидт С.О. Указ. соч. – С. 32.

 




Вконтакте


Facebook


Что бы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти на сайт


Автоматический вход Запомнить
Забыли пароль?



Степан
Шамин
Михайлович

Вечеслав Дмитриевич, есть ли хотя бы самые примерные данные о том, какую долю в общей сумме налогов составляли полоняничные деньги и какая их часть уходила на выкуп пленных?



2012-10-16
Жуков
Вечеслав
Дмитриевич

Степан Михайлович, данных о том, какую долю составляли полоняничные деньги в общей сумме налогов, я не встречал. Однако в моём источнике прямо говорится, сколько денег выделялось из Посольского приказа на выкуп для каждой из "валуйских размен". Следует также сказать, что не всегда этих денег хватало, хотя выделенная сумма давалась под расчёт за всех пленников, приводимых на "размену". Это случалось по причине внезапного завышения цены посредниками на "размене". В таком случае окольничему и дьяку приходилось брать деньги из других источников, например, занимать деньги у самих посредников, брать их у местных купцов, урезать жалованье ратным людям и т.д.



2012-10-16
Степан
Шамин
Михайлович

Как велика была среднегодовая сумма?



2012-10-17
Устинова
Ирина
Александровна

Вечеслав Дмитриевич, не встречались ли Вам в источниках сведения о том, где в Крыму пребывали пленники до отправки на "размену"? Известны ли случаи торга и отказа от выкупа пленных при слишком высокой цене? Спасибо.



2012-10-17
Жуков
Вечеслав
Дмитриевич

Степан Михайлович, выводы моего доклада основаны на анализе двух операций по выкупу пленных, происходивших в 1651 и 1655 годах соответственно,а такие операции происходили не один раз в год. Поэтому сейчас я не могу говорить о величине среднегодовой суммы, потраченной на выкуп полоняников.



2012-10-22
Жуков
Вечеслав
Дмитриевич

Ирина Александровна, сведенья о местонахождении каждого отдельного пленного действительно встречаются в источнике, но фиксация подобной информации зависила судя по всему от того, кто производил расспросные речи полоняников, поскольку на каждой из "размен" с русской стороны выкуп осуществляли разные дипломатические лица. Кроме того, Посольский приказ также мог предписывать окольничему спрашивать пленных по определённому формуляру. Например, в документе за 1651 г. такой информации нет, а за 1655 г. она есть. Большая часть пленных до выкупа жили преимущественно в селах и деревнях. Лишь немногие находились в городах. Если говорить о случаях торга и отказа от выкупа, то мне такие не попадались.



2012-10-22