Пальчикова Александра Сергеевна "ЛИЧНЫЕ КАЛЕНДАРНЫЕ ИМЕНА БОЯР И ПРОВИНЦИАЛЬНЫХ ДЕТЕЙ БОЯРСКИХ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVII – НАЧАЛА XVIII ВВ."


магистрант 2 курса института истории и культуры ЕГУ им. И.А. Бунина г. Елец, Россия

Имянаречение занимало одно из центральных мест в жизни русского человека в XVII в. Выбор имени ребенку проходил под влиянием множества различных языковых и внеязыковых факторов. Несмотря на то, что в XVII в. прослеживается еще сильное влияние на данный выбор церковных святцев, он становился более свободным, поэтому к концу XVII в. оформляются традиции в имянаречении у отдельных категорий населения России.    

Целью нашего исследования является построение, описание и сравнение частотности личных имен московских бояр и провинциальных землевладельцев (на примере Елецкого уезда) второй половины XVII – начала XVIII вв.

Источниками антропонимического анализа имен являются Писцовая книга Елецкого уезда 1691-1693 гг., Переписная книга Елецкого уезда 1716 г., Боярские списки  1700-1714 гг. Данные документы фиксируют  поколения бояр и дворян Елецкого уезда второй половины XVII – начала XVIII вв. Рассматривались имена всех представителей елецкого дворянства и представителей 21 боярского рода  (Долгоруковы, Волконские, Голицыны, Куракины, Лопухины, Милославские, Нарышкины, Одоевские, Пронские, Прозоровские, Романовы, Ромодановские, Репнины, Салтыковы, Стрешневы, Трубецкие, Урусовы, Хованские, Черкасские, Шеины, Шереметевы). Следует отметить, что при построении частотности имен и последующем ее рассмотрении учитывался факт разделения в середине XVII в. провинциального дворянства на однодворцев и элиту.

По данным антропонимического анализа все личные имена относились к разряду календарных имен. Именослов бояр и детей боярских Елецкого уезда достаточно разнообразен: 35 имен у бояр и порядка 150 имен у елецких дворян.

Самыми распространенным именами среди бояр и провинциальных помещиков являются следующие календарные имена: Иван (у бояр – 15 % от общего числа имен, у елецкой элиты – 11 %, у елецких однодворцев – 9%), Федор (у бояр – 7,6 %, у елецкой элиты – 6,4 %, у елецких однодворцев – 5%), Михаил (у бояр – 9,5 %, у елецкой элиты – 3 %, у елецких однодворцев – 1%), Алексей (у бояр – 6,5 %, у елецкой элиты – 2,6 %, у елецких однодворцев – 2%), Петр (у бояр – 5 %, у елецкой элиты – 8 %, у елецких однодворцев – 4 %). Но большей популярностью все перечисленные выше имена пользовались в боярских семьях и у представителей елецкой элиты детей боярских. Такое положение данных личных имен можно объяснить отношением к тому или иному царю. Нарекая своего ребенка «царским» именем, человек тем самым выражал свою преданность и любовь к монарху. Поэтому не случайно чаше всего такие имена встречались в среде приближенных к царю бояр и провинциального дворянства - опоры центральной власти.

Следующая категория личных имен включает те имена, частота которых была одинакова и у бояр и у елецких дворян. Эти имена редко встречаются в источниках второй половины XVII – начала XVIII вв. (1-2 раза), а их частотность не превышает 1 % от общего числа имен: Дмитрий, Яков, Гаврила, Сергей, Антип, Елисей, Ларион, Матвей и др.  Так же существовали имена, входившие в именослов либо бояр, либо провинциальных дворян (Мартемьян, Федул, Лука, Ермолай  и др.)

Во второй половине XVII в. в борской среде  популярность  набирают столь непопулярные на южной окраине Российского государства имена Александр и Владимир, частота которых варьировалась с 3,5 до 5 % от общего числа имен. 

Таким образом, рассматривая статистические данные частотности имен можно сделать вывод о том, что во второй половине XVII – начала XVIII вв. популярность личных имен у бояр и елецких детей боярских была различной. Данный факт указывает на относительную свободу выбора имени для новорожденного, а так же на оформление системы личных предпочтений, традиций в имянаречении.

 

 




Вконтакте


Facebook


Что бы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти на сайт


Автоматический вход Запомнить
Забыли пароль?