Шаров Дмитрий Олегович "К вопросу о политической позиции князя Изяслава Мстиславича"


свободный исследователь

Изучение политической истории домонгольской Руси осложнено серьёзной нехваткой источников. Летописи излагают главным образом конкретные события и факты, а не лежащие в их основе причинно-следственные связи. В докладе предпринята попытка показать, что дополнительную информацию о политической культуре XII века можно извлечь  не только из внелетописных источников, но и из княжеских речей, дошедших до нас, в первую очередь, в тексте Ипатьевской летописи за XII век (именуемой Киевским сводом конца XII века). В этих фразах, оформленных как прямая речь героев летописи и имеющих ярко выраженную устную специфику, содержится ряд устойчивых терминов, используемых в политической жизни Руси XII века для выстраивания княжеских взаимоотношений, легитимации своих намерений и правовой оценки чужих действий, например, «честь», «слава», «правда», «любовь», «место», использование не по отношению к близким родственникам обращений «отец», «сын» и «брат» и т. д. Анализ излюбленных конкретными князьями терминов и варьирования ими нюансов значений этих терминов позволяет при сравнении с описанными в летописи действиями данных князей проследить некоторые аспекты их политической позиции и обогатить наши представления о политической культуре эпохи.

В качестве примера избран Изяслав Мстиславич, с перерывами княживший в Киеве в 1146-1154 годах. В составе Киевского свода дошло несколько десятков реплик Изяслава. В историографии общепризнанна гипотеза о том, что в составе Киевского свода дошли отрывки личного летописания Изяслава. Кроме того, не будучи старшим ни в роду Рюриковичей, ни по возрасту, Изяслав не мог обосновывать наличием законного права свои претензии на киевский стол. В связи с этим он использует в качестве названого «отца» престарелого дядю Вячеслава Владимировича, старейшего из русских князей. Огромную роль в риторике Изяслава играет понятие княжеской «братьи», обладающей коллективной «честью» и возглавляемой киевским князем, в которой как глава «братьи», так и её младшие члены имеют свои обязанности и должны исполнять их «в правду», не нанося друг другу «обиды» и избегая «вины» друг перед другом. Поэтому, хотя зависимые от Изяслава члены «братьи» именуют его «отцом», он неизменно адресуется к ним как к «братьям». В прямой речи Изяслава фигурируют также идеи сакрального «пути», который проходит «братья» во главе с главным князем, и «места» каждого из князей в ней. Понятия междукняжеских отношений Изяслав переносит и на свои отношения с городским вечем, в первую очередь, новгородским. Последовательное выстраивание концепции идеальных княжеских взаимоотношений, в рамках которой Изяслав демонстрирует себя авторитетным князем-лидером, достойным киевского стола, особенно контрастирует с риторикой его основного противника Юрия Долгорукого, произвольно изменяющего значение риторических терминов исходя из сиюминутных тактических нужд. 




Вконтакте


Facebook


Что бы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти на сайт


Автоматический вход Запомнить
Забыли пароль?