Яскунова Анна Александровна "Повседневный труд колхозников Русского Севера в личном подсобном хозяйстве (1930 – 1950-е гг.)"


ФГБОУ ВПО Вологодский государственный университет, младший научный сотрудник

Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда. Проект № 12-31-01305

Личное подсобное хозяйство колхозников является важнейшей составляющей трудовой повседневности. По мнению В.П. Попова, чтобы прокормиться крестьянин работал в собственном хозяйстве, чтобы не лишиться земли – в колхозе[1].  ЛПХ появились в 1930-е гг. после сплошной коллективизации крестьянских хозяйств и стали неким компромиссным решением между властью и крестьянами. Сначала статус его являлся неопределенными. Каким мог быть приусадебный земельный участок под сад-огород, сколько какого скота разрешить держать, какой платить налог – эти  и другие вопросы решались в соответствии с представлениями местных властей. До середины 1933 года на такие хозяйства (крестьянские подворья) смотрели как на нечто, тянувшее колхозника в проклятое прошлое, мешавшее ему с полной отдачей работать в общественном хозяйстве. Идеальным считалась его полная ликвидация[2].

В принятом примерном уставе сельхозартели были определены возможные размеры ЛПХ по площади и числу голов различных видов скота. В уставе утверждалось, что размеры приусадебной земли могут колебаться от ¼ до ½ га, в определенных районах до 1 га.  Кроме того, документ определяет, что в ЛПХ входят жилые постройки, личный скот и птица, хозяйственные постройки, а так же мелкий сельскохозяйственный инвентарь, необходимый для работы.

Личные подсобные хозяйства были органически связаны с общественным производством и зависели от него. Обязательным условием ведения подсобного хозяйства являлось участие его владельцев в общественном производстве, т.е. эта производственная деятельность осуществлялась на принципах вторичной занятости. В формировании доходов сельских жителей ЛПХ также играли вспомогательную роль, а целью ведения такого хозяйства было, главным образом, удовлетворение потребностей его владельцев в продуктах питания.

Работая в колхозе («за палочки») крестьянин не должен был претендовать на высокие доходы от общественного хозяйства, довольствоваться тем, что основные потребности его семьи удовлетворяются за счет приусадебного хозяйства[3]. Колхозникам приходилось довольствоваться небольшими наделами земли, из-за ограничений, введенных колхозным уставом. Стремление колхозников увеличить земельные размеры приусадебных хозяйств понятны, поскольку от общественного хозяйства их доходы были не велики (и это было хорошо известно властям), а от приусадебного хозяйства они имели возможность получить прибыль и повысить свое благосостояние за счет продажи засти продукции в городе, а на вырученные деньги приобрести промышленные товары[4].

В 1930-е гг. государством принимаются шаги по ограничению ЛПХ. Ограничения размеров приусадебной земли и количества голов скота было вызвано попыткой огосударствления этой формы хозяйствования. Администрирование выражалось и во введении системы обязательных поставок сельскохозяйственной продукции личными хозяйствами государству, установлением с-х налога с них[5].

Наиболее значительным в этом отношении мероприятием стало постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О мерах охраны общественных земель от разбазаривания» (27 мая 1939 г.), в результате чего условия приусадебного землепользования были существенного ужесточены. Превышение установленных норм земельных наделов стало рассматриваться как уголовное преступление. По новым правилам, приусадебная земля должна была выделяться в отдельный массив в пределах деревни и отделяться от общественных земель межевыми столбиками. Кроме того, правлениям колхозов предоставлялось право изымать земельные участки у тех, кто не отработал минимума трудодней. В результате земельный надел становился инструментом внеэкономического контроля и принуждения колхозников[6]. Эта линия была продолжена в принятом в 1946 г. Советом министров СССР и ЦК ВКП(б) Постановлении «О мерах по ликвидации нарушений Устава сельскохозяйственной артели в колхозах».

В региональных архивах сохранились докладные записки уполномоченных обкома ВКП(б) по вопросам нарушения устава с/х артели в области ЛПХ. В документах были обозначены следующие виды нарушений устава:

- Увеличение размеров землепользования. «…Проведена отрезка излишков приусадебных участков сверх установленных уставом сельхозартели у 1490 колхозных хозяйств общей площадью 138,09 га. Присоединено к общественным землям колхозников полевые земли, ранее занимаемые колхозниками для личного пользования»[7].

- Аренда колхозных участков.  «… В ряде колхозов из обследуемых имели место случаи скрытой аренды или незаконного пользования приусадебными участками»[8].

- Предоставление тягловой силы для обслуживания личных нужд колхозников. «В колхозе «Нива» за поездку на базар с колхозников высчитывают 16 коп. за километр, считая расстояние в одну сторону. В колхозе «Дирижабль» по 10 коп. с километра за обработку приусадебного участка 0,40 и 0,20 га берется 2 рубля (полная обработка). В колхозе «1 мая» Семеновского с/совета не взимается вообще никакой оплаты»[9].

Зачастую приусадебная земля была для крестьянина единственной кормилицей, поэтому основные трудовые усилия были направлены на ее обработку. В отличие от работы в колхозе или в лесу уклоняться от трудовой деятельности в личном хозяйстве колхозникам не было необходимости. Более того, для того, чтобы расплатиться с налогами перед государством крестьянин был вынужден усиленно трудиться в собственном хозяйстве. Крестьянский двор подлежал обложению государственным натуральным налогом в форме обязательных поставок зерна, мяса, молока, шерсти, яиц, картофеля и других продуктов. Первоначально, в 1933 г. обязательные поставки с приусадебных участков колхозников устанавливались на 5%  ниже нормы единоличников и на 5%  выше нормы колхозов. Но уже в 1934 г. размеры обязательных поставок с приусадебных участков колхозников были приравнены к нормам единоличных хозяйств соответствующего района. Размер обязательных поставок неоднократно менялся в сторону повышения. С 1948 г. колхозники, имеющие посевы зерновых культур и риса, привлекались к обязательным поставкам по нормам, установленным для единоличных хозяйств данного района. С 1949 г. на 50 % повышалась норма обязательных поставок шерсти крестьянскими дворами, имеющими овец[10]. Недоимки по поставкам, как правило, не списывались, а переходили на следующий год.

Кроме натурального налога в деревне с 1923 г. действовал сельхозналог, который в сентябре 1939 г. предусматривал прогрессивные налоговые ставки на доходы, полученные колхозниками от ЛПХ. Крестьяне обязаны были делать выплаты в три срока равными долями: к 1 октября, к 1 ноября и к 1 декабря. За укрытие источников дохода была предусмотрена юридическая ответственность.

Что же отдавалось государству в виде налога? Об этом рассказывают сами крестьяне в своих воспоминаниях. «Надо было сдавать с каждого крестьянина мясо (50 кг.), яйца (30 шт.), картошка, молоко (120 л.). Это все чтобы рассчитаться с государством»[11].

На эту тему так же была и частушка:

Все колхозники сейчас

Держат по коровушке

Чем платить теперь налог?

У всех болят головушки[12].

Выполняя обязательные поставки, крестьяне «продавали» государству часть произведенной продукции как бы возмещая то, что недодавали колхозы. Из-за недостатка денег крестьяне были вынуждены продавать на рынке необходимую им самим продукцию. Одновременное взимание и натурального, и денежного налога часть приводило к разорению крестьян, и лишь естественная потребность человека в продуктах питания для того, чтобы выжить, заставляла крестьян в подобных условиях продолжать вести личное хозяйство[13].

Вопрос четкой организации труда при работе в личном хозяйстве не стоял. Колхозники работали как могли. В своих воспоминаниях колхозники особо описывают детский труд в период войны: «…мама работала в колхозе: телятницей, на колхозных работах, сеяли, пахали, убирали урожай. А я осталась маленькая, шести лет. Папу взяли в армию в ноябре месяце, потом брата в декабре, и в январе взяли в армию сестру. Я осталась шести лет, и пошла в первый класс… детство у меня было очень тяжелое, мама заболела и целый год, от переживаний, что всех взяли в армию, заболела и лежала. Медпункта у нас не было, ухаживала я за ней, и сама все тут и работала, топила печку. Корова была, ухаживала за коровой. В общем детство было очень плачевное и страшное»[14]. За годы войны ПХ стали основным источником дохода колхозных семей. На их долю приходилось 88,6% потребляемого селянами картофеля, 85,5% мяса. ЛПХ России в 1945 г. дали 50% производимого молока[15]. По мнению В.В. Кондрашина, Основную площадь сельчане отводили под картофель и овощи. Приусадебный участок давал в 10–20 раз больше продукции, чем колхоз на трудодни. И можно с уверенностью сказать, что подавляющее большинство крестьянских семей спаслись от голодной смерти только благодаря приусадебному хозяйству. Хорошо поставленные личные подсобные хозяйства крестьян не только снабжали овощами, картофелем, частично зерном семью крестьянина, но и приносили доход, особенно если в хозяйстве имелись пчелы[16].

Труд в домашнем хозяйстве по своей сути является обособленным, частным, не имеющим преимуществ общественного разделения труда, в целом менее производительным, чем труд в общественной экономике. Традиционно приусадебным участком, домом и скотом занимались крестьянки. Такая работа приносила в семью продукты и денежный доход. В своих воспоминаниях колхозники упоминают о том, что сеяли в своем хозяйстве «Раньше в хозяйстве все садили. Картошку садили»[17], о домашнем скоте и его содержании: …корову кормить было нечем. Она мало доила, дак только самим»[18]. «Из продуктов питались в основном за счёт своего хозяйства: молоко свое, овощи свои, в лесу грибы, ягоды, капусты насолят, грибов наносят, ягод, мяско свое, овечку или поросеночка там держат»[19]. «Питание все было свое. Зимой больше всекартошка была, да морковка, лук и чеснок это все было свое. Все выращивали. Корова была. Молоко было. Вот этим и питались. Продадим если картошки дак, яиц унесем на базу. Да продадим молоко дак. Денежки дадут, дак на денежки и покупали. Хлеба да там песку да»[20].

Мужчины брали на себя тяжелую работу в ЛПХ, выкапывали грядки, строили и ремонтировали помещения для скота и домашней птицы. Женщины занимались посадкой, прополкой, окучиванием, прореживанием, поливали и убирали, собирали урожай, занимались его переработкой[21].

Большую часть своего трудового времени колхозники тратили на работу в общественном хозяйстве. Труд на приусадебной земле осуществлялся в свободное время.

Таблица 2.

Временные затраты колхозников на работу

в общественном хозяйстве и в ЛПХ Вологодской области[22].

год

В колхозе

В ЛПХ

мужчины

женщины

мужчины

женщины

1939

919,01

1268,84

53,42

361,21

1942

792,00

2455,52

36,07

491,05

1946

910,59

2241,36

130,80

746,46

1950

966,42

2181,42

83,23

533,32

1954

837,08

2049,81

94,88

638,39

Данные сведения дают возможность проследить, как менялись временные затраты колхозников на работу в общественном и личном хозяйствах в разные годы. Необходимо отметить, что велика роль женского труда, при этом значительное его увеличение происходит в период войны. Из таблицы видно, что женщины занимали лидирующее положение по временным затратам на работу и в личном хозяйстве.

Таким образом, личное подсобное хозяйство являлось важной частью трудовой повседневности колхозников Русского Севера. Не смотря на ограничения размеров приусадебной земли, а так же высокого налогообложения, ЛПХ в исследуемый период стали для колхозников средством существования. Формы, временные затраты и другие составляющие трудовой повседневности в данном случае в целом зависели от решения самих колхозников.

 



[1] Попов В.П. Российская деревня после войны (июнь 1945 – март 1953): Сборник документов, М.: «Прометей», 1993. 204 с. С. 152.

[2] Киркорова Л.А. Методология развития аграрных отношений и эволюция крестьянского двора в России / НовГУ им. Ярослава Мудрого. – В.Новгород, 2007 – 183 с. С. 78

[3] Зеленин И.А. Новое наступление на индивидуальное землепользование крестьянина-колхозника и хуторские хозяйства в конце 1930-х годов // Землевладение и землепользование в России (социально-правовые аспекты): материалы XXVIII сессии Симпозиума по аграрной истории Восточной Европы. – Калуга: КГПУ им. К.Э. Циолковского, 2003. – 464 с. С. 342.

[4] Там же. С. 343.

[5] Безаев И.И. Исторические аспекты формирования и региональные особенности развития личных подсобных хозяйств в системе многоукладного сельского хозяйства. – Нижний Новгород, 1998. – 248 с. С. 81.

[6] Мазур Л.Н. Приусадебное землепользование колхозников, работников совхозов и горожан в 1930 – 1980-е годы (по материалам Урала) // Землевладение и землепользование в России (социально-правовые аспекты): материалы XXVIII сессии Симпозиума по аграрной истории Восточной Европы. – Калуга: КГПУ им. К.Э. Циолковского, 2003. – 464 с. С. 372 – 373.

[7] ГААО. ОДСПИ. Ф. 296. Оп. 1. Д. 740. Л. 6.

[8] ВОАНПИ. Ф. 2522. Оп. 2. Д. 183. Л. 5.

[9] Там же. Л. 11.

[10] Безнин М.А., Димони Т.М. Повинности российских колхозников в 1930 – 1960-е гг. // Отечественная история. 2002. №2. С. 96-112.

[11] Архив автора. Воспоминания Антоновской Валентины Викторовны ,1927 г.р.

[12] Заветные частушки из собрания А.Д. Волкова: В 2 Т. Т. 2: Политические частушки. / Издание подгот. А.В. Кулагина. – М., 1999. – 506 с. С. 54.

[13] Попов В.П. Российская деревня после войны (июнь 1945 – март 1953): Сборник документов, М.: «Прометей», 1993. 204 с. С. 124.

[14] Архив Д.А. Черненко. Интервью с Спицевой Еленой Капитоновной, 1934 г.р.

[15] Киркорова Л.А. Методология развития аграрных отношений и эволюция крестьянского двора в России / НовГУ им. Ярослава Мудрого. – В.Новгород, 2007 – 183 с. С.83.

[16] Кондрашин В.В. Крестьянство и сельское хозяйство СССР в годы Великой Отечественной войны. // Известия Самарского научного центра Российской академии наук, т.7, № 2, 2005. С. 296.

[17] Архив Д.А. Черненко. Интервью с Виноградовой Марией Павловной, 1939 г.р.

[18] Архив Д.А. Черненко. Интервью с Виноградовой Марией Павловной, 1939 г.р.

[19] Архив Д.А. Черненко. Интервью с Зинаидой Ивановной, 1947 г.р.

[20] Архив Д.А. Черненко. Интервью с Выдрина Анна Ивановна, 1938 г.р.

[21] Денисова Л.Н. Русская крестьянка в советской и постсоветской России. – М., Новый хронограф, 2011. С 479.

[22] Составлено по Безнин М.А. Крестьянские бюджеты в 1940 – 1960-е гг. – Вологда, Легия, 2002. – 100 с. С. 6 – 7.

 




Вконтакте


Facebook


Что бы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти на сайт


Автоматический вход Запомнить
Забыли пароль?



Иванова
Анна
Сергеевна

Анна, спасибо за интересный доклад! У меня два небольших вопроса. Вы упоминаете, что иногда продукция, выращенная колхозниками в личных подсобных хозяйствах, продавалась ими в городе. А подобная торговля как-то регламентировалась законодательно? Например, когда возникают институционально организованные рынки, где крестьяне могут торговать? Взимается ли специальный налог -именно за торговлю? Были ли какие-то ограничения в объемах этой торговли? И второй вопрос - до какого времени юридически существовали крестьяне-единоличники, о которых вы упоминаете? Правильно ли я понимаю, что говоря о личных подсобных хозяйствах вы имеете в виду только приусадбеные участки колхозников, а крестьяне-единоличники в тему данного доклада не входят? И еще один совсем мелкий вопрос: у вас приведена таблица временных затрат крестьян на работу в ЛПХ; а в каких единицах там приведены данные? Спасибо!



2015-03-04
Круглов
Владимир
Николаевич

Анна, спасибо за доклад! История личных хозяйств колхозников показывает, что государство осуществляло практически непрерывное давление на них с целью максимальной выкачки производимого. Как же всё-таки на протяжении десятилетий колхозники могли выживать и даже поддерживать свои хозяйства? Ведь существуют же некие пределы прочности, за которыми ресурсы просто заканчиваются - в первую очередь, физические. Не прибегали ли колхозники к помощи самого колхоза - официальной или неофициальной? Может быть, были даже противозаконные практики типа хищений, против которых издавались законы и в середине 30-х, и в конце 40-х? Если да, то имеются ли у Вас данные о применении репрессий по Вологодской области?



2015-03-08