АНАНЬЕВА ГАЛИНА ВИКТОРОВНА "СОСТОЯНИЕ СРЕДСТВ СВЯЗИ И КОММУНИКАЦИИ В КУР-СКОЙ ГУБЕРНИИ В 1918-1920 ГОДАХ"


преподаватель Курский государственный медицинский университет 

 

В последнее время интерес большинства исследователей акцентируется на проблемах экономического развития российских регионов. Многочисленные кризисные явления в городском хозяйстве, проявляющиеся на различных российских территориях, вызывают широкое недовольство городского социума, привлекают весьма пристальное внимание многочисленных политиков, пытающихся в борьбе за власть использовать трудности современной социо-экономической истории России. Деятельность органов городского хозяйства практически всегда была связана с определенными проблемами, особенно в сложные этапы истории государства. Так практически не изученным является работа комплекса расположенных на территории города предприятий, организаций, учреждений, обслуживающих материальные, культурные и бытовые потребности населения в период с 1918 по1920 гг.  

С целью детального изучения обозначенной проблемы мы обратились к рассмотрению состояния средств связи и коммуникации г. Курска. Источниковой базой нашего исследования являются архивные фонды, хранящиеся в Государственном архиве Курской области, позволившие объективно отразить ситуацию по выбранной проблематике с 1918 по 1920гг.

На момент 1918 г. положение со средствами связи в г. Курске было катастрофическим. Некоторые почтово-телеграфные учреждения помещались в церковных и монастырских домах, которые совершенно не были приспособлены для работы[1]. Размещались почтово-телеграфные учреждения в этих зданиях по той причине, что еще не были построены специальные здания, а церковные дома в силу декрета принадлежали государству и пустовали. Многие церковные заведения требовали ремонта.

Телеграфным распоряжением почтово-телеграфного Харьковского округа от 1 января 1918 года для руководства всеми почтово-телеграфными учреждениями Курской губернии был назначен комиссар, который в должность 5 января 1918 года.

В начале 1918года истекал срок прежних (1917 года) контрактов на наем помещений, занимаемых почтово-телеграфными ведомствами. И перед почтово-телеграфным управлением встал вопрос: что делать? Некоторые владельцы этих помещений изъявили согласие сдать свои дома на прежних условиях, а некоторые с повышенной оплатой. Губернское почтово-телеграфное управление обратилось в Народный комиссариат почт и телеграфов, чтобы выяснить заключать ли контракты на новый период с прежней арендной платой, или же считать все дома национализированными и никаких контрактов не заключать.

Народный комиссариат почт и телеграфов сообщил, что при изменении или возобновлении условий контрактов на наем помещений для почтово-телеграфных учреждений, надлежит руководствоваться циркулярными распоряжениями по ведомству №891, №1794[2]. Но проблема была в том, что эти циркуляры к началу 1918года еще не поступили в Курское почтово-телеграфное управление. Была дана лишь туманная инструкция о том, что при возникновении вопроса о повышении арендной платы за помещения почтово-телеграфных учреждений необходимо принимать решение совместно с губернским Советом солдатский, рабочих и крестьянских депутатов[3]. А так как не было подробных инструкций от руководства по вопросу о найме помещений для почтово-телеграфных учреждений, многие Советы рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов при представлении им контрактных договоров по найму помещений возвращали их обратно и предлагали заключать контракты с частными домовладельцами на прежних условиях или же наоборот предоставляли бесплатно помещения в тех местностях, где национализация построек не проведена в жизнь, что вызвало жалобы домовладельцев на неправильные действия Советов[4].

Лишь в мае 1918года пришло распоряжение о том, что при найме помещений для учреждений необходимо руководствоваться циркуляром №891 и №1794; причем в тех случаях, когда нет возможности предоставить бесплатное помещение, контракт за плату надлежит заключать с Совдепом или с указанным им лицом, то есть всецело подчиняясь распоряжением и постановлением советской власти[5]. Циркуляр №1794 гласил: для рассмотрения вопросов найма помещений по прежним или новым контрактам необходимо приглашать в хозяйственный комитет члена местного Совдепа с указанием повестки заседания[6]. В случаи его  неявки вопросы могут решаться самостоятельно. Циркуляр №891 предусматривал следующие положения[7]:

1) Во всех случаях, когда встречаются трудности в найме нового помещения для почтово-телеграфных и телефонных учреждении или для квартир служащих при обновлении или изменении существующих контрактов, надлежит обращаться в соответствующие губернские или уездные Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов с просьбой об отводе помещений для нужд почтово-телеграфного ведомства за плату или бесплатно.

2) В случае, если Советы предложат отвод помещений за плату, превышающую 3000 рублей в год, необходимо обратиться в Комиссариат почт и телеграфов с просьбой разрешить это.

3) При возобновлении найма существующих помещений и при найме новых помещений в тех местах, где не могут быть предоставлены помещения бесплатно, местной власти предоставляется право заключать контракты с повышенной арендой платой до 3000 рублей в год при условии, если плата Совета будет признана не преувеличенной против существующей в данной местности.

4) При отводе бесплатных помещений, расходы на их содержание могут приниматься на счет казны.

Таким образом, вопрос о найме помещений был разрешен. А в июле 1918 года народный комиссариат почт и телеграфов выделил управлению Курской почтово-телеграфной конторы 30.046 рублей 20 копеек для уплаты за наем помещений для почтово-телеграфных учреждений Курской губернии за период с января по июль 1918 года[8].

Но уже в сентябре 1918 года все почтово-телеграфные округа были расформированы и в целях приближения учреждения связи к местным почтово-телеграфным конторам были созданы почтово-телеграфные управления, в том числе и Курское (Губпочтель).

В это же время проводились мероприятия по улучшению работы почтово-телеграфных служб. В сентябре 1918 года Губернское почтово-телеграфное управление разрешило устанавливать служебные телефоны в квартирах участковых телеграфных механиков[9]. Цель этой меры -  способствовать более быстрому вызову механиков в случае неисправности телеграфной линии. Расходы по установке и содержанию служебных  телефонов надлежало относить на счет ремонтного телеграфного кредита.

В ноябре 1918 года для линейных механиков была установлена норма отпуска средств на ремонт телеграфных линий до 5000 рублей и на устройство новых телеграфных линий до 10000 рублей, эти суммы считались предельными10. Возникали проблемы с заготовкой материала для ремонта. И в целях урегулирования ненормальных спекулятивных цен, почтово-телеграфным учреждениям предлагалось заготовки материала производить через Совдепы и реквизиционные комиссии, и только в случаях невозможности заготовок этим способом, разрешались покупки по соглашению[10]. Но это предложение трудно было осуществить на практике, так как материалы через Совдеп было очень трудно достать и в большинстве случаев материалы закупали у частных лиц.

Зимой 1918-1919 годов было обнаружено, что вдоль железных дорог и вблизи селений на телеграфных столбах часто разбивают изоляторы. И всем учреждением почтово-телеграфного ведомства предписывалось обратить на это особое внимание и сообщить об участках, где подобные явления наблюдаются особенно часто. Сделано это, должно быть в целях борьбы с подобным злом. Но найти людей, которые разбивают изоляторы, в это время не удалось.

19 сентября 1919года в связи с контролем г. Курска деникинскими войсками губернское почтово-телеграфное управление прекратило деятельность и возобновило её после освобождения территории губернии с 5 декабря 1919 года.

Структура управления в этот период была следующей:

-административно-распорядительное отделение,

-организационное отделение,

-следственный отдел,

-хозяйственное отделение,

-счетное отделение,

-техническое отделение.

В ведении губернского почтово-телеграфного управления находились: губернская почтово-телеграфная контора, почтово-телеграфное отделение и конторы в уездах и поселках.

С 5 декабря 1919 года заведующим губернского почтово-телеграфного управления был назначен Грибков Дмитрий Иванович. Но уже 10 февраля 1920 года  поступило распоряжение губисполкома о снятии его с должности. Он был обвинён в злоупотреблении в Курском Губпочтеле. Временным завгубпочтелем был назначен Иван Михайлович Павленко, а 5 марта он был назначен управляющим Курской центральной почтово-телеграфной конторой[11].  Весь 1920 год шел процесс восстановления почтово-телеграфных линий. В связи с этим в феврале управление почт и телеграфов направило просьбу в Губисполком отдать распоряжение Губсовнархозу о выдачи всех имеющихся у него на складе телеграфных, телефонных материалов, инструментов и аппаратов[12]. Заказ этот был управлением получен. В сложном положении работали служащие народной связи: антисанитарные условия, крайняя теснота. Всё это затрудняло приведение в порядок технического обслуживания почт и телеграфов. К тому же в это время возникает проблема с подачей электроэнергии. Аккумуляторы, установленные при Курской почтово-телеграфной канторе, питающие телеграфные аппараты Курского узла, от времени пришли в ветхость и в связи с тем, что городская электростанция часто не подаёт нормальной энергии, эти аккумуляторы требуют для зарядки 10 часов. А станция даёт ток только от наступления сумерек до 1 часа ночи, то есть примерно 6 часов в сутки, а этот срок, в веду увеличения дня, будет сокращаться, от чего аккумуляторы уже и сейчас систематически ежедневно не дозаправляются, что может в недалеком будущем привести к остановке телеграфа. Во избежание этого необходимо было принять одну из трёх предлагаемых мер[13]:

1)установить новые аккумуляторы;

2)побудить станцию ежедневно давать почтово-телеграфной канторе энергию всю ночь для чего потребуется подвести от станции до почтово-телеграфной канторы самостоятельную магистраль, чтобы станция могла питать аккумуляторы, минуя городские установки;

3)использовать установку электро-театра «Мир».

Первое и второе предложение были достаточно дорогостоящими, а средств не было. Наиболее приемлемым был третий вариант, так как электро-театр «Мир» имел двигатель в 12 сил и он был предназначен для подачи энергии в почтово-телеграфную контору еще со времени пребывания в город штаба Южного фронта. С этого времени принимается решение производить подзарядку аккумуляторов с помощью электро-театра «Мир».

  1 апреля 1920 года в Курск поступил приказ Народного комиссариата почт и телеграфов № 74[14]: устанавливался следующий порядок приёма телеграмм от советских учреждений РСФСР, имеющих право пользоваться телеграфом бесплатно: 1)советским учреждениям предоставляется определённое количество слов для телеграфного сношения; 2) количество слов, подлежащих распределению между ведомствами, определяется местными почтово-телеграфными учреждениями в строгом соответствии с современной действительной пропускной способностью телеграфа; 3) на случай чрезвычайных сообщений по  телеграфу  каждому  советскому учреждению предоставляется право подавать телеграмму с отметкой литерой А с числом слов, не превышающие 2% от общей суточной нормы, предоставленной учреждению. Если телеграмма менее важна, но имеет характер срочности, то с отметкой литерой Б с числом слов, не превышающим 5% указанной нормы; 4) с увеличением пропускной способности телеграфа, предоставленные советским учреждением нормы пересматриваются и в случае необходимости увеличиваются; 5) не использование учреждением за сутки положенного количества слов аннулируется и не  может быть перенесено на следующие сутки;  6) телеграммы, исходящие из полевых телеграфных контор с отметками «оперативная», передаются в очереди литера А,  остальные с отметкой «военная» с литерой В; 7) прием телеграммы с несколькими адресами, сборных, адресованных в разные места отменяется; количество копий телеграмм, адресованных в одно место, не должно превысить трёх. Курским телеграфом бесплатно пользовались все отделы Курского Губисполкома и другие советские учреждения. В это время курский телеграф мог принимать от всех советских учреждений города Курска в максимуме 18000 слов в сутки[15]. Но советские учреждения, особенно отделы Губ исполкома, загружали курский телеграф не только важными телеграммами, но и такими письмами-телеграммами, которые с большим успехом можно было пересылать почтой. От этого замедлилась отправка телеграмм важного значения. В связи с этим обстоятельством и с приказом №74 Народного комиссариата почт и телеграфов был разработан проект бесплатного пользования советскими учреждениями курским телеграфом[16]:

Учреждения 

Кол-во слов в сутки

Губвоенком и его подведомственные отделы

4000

Губродком

3000

Губздравотдел

1000

Губсовнархоз 

4000

Губчека

500

Отдел юстиции

500

Губисполком

1500

Губфинотдел 

500

Губземотдел

1000

Отдел народного образования

200

С помощью такого распределения количества слов по учреждениям удалось контролировать нагрузку на курский телеграф и упорядочить его работу.

Наступил май 1920 года, а вместе с ним и сезон по ремонту телеграфных линий и проводов. Но для работы не было подходящей обуви, а так же не хватала техников для работ. Курское губернское почтово-телеграфное управление обратилось в Единое потребительское общество и Губком, с просьбой предоставить обувь, но получило отказ. Тогда последовало обращение в Губисполком отдать распоряжение об отпуске 177 полных комплектов кожи для сапог[17]. В то же время техническому отделу почтово-телеграфному управлению было поручено составить точный список всех техников, работающих на восстановлении и устройстве и телеграфных и телефонных линий, направить этот список в Губпродком для получения месячной нормы продовольствия [18].

В июле 1920 года начальник Курского губернского отдела народной связи сообщал, что телеграфная сеть, которая обслуживается Губпочтелем, превышает 10000 верст[19]. В это время отдел был занят восстановлением телефонно-телеграфной сети, установлением телефонной связи с Москвой, Фатежом, Дьяконовым, Рышковым, Льговом, а в октябре была установлена связь с Обоянью, Щиграми и Суджей.

Но для полного налаживания с работы народной связи требовалось преодолеть много трудностей: технических и административных. Хаотичность состояния всего дела народной связи вызвало было отчасти занятием губернии белыми, небрежностью ответственных руководителей, путанностью распоряжений. На телеграфе производительность труда низка и это объясняется и тяжелым продовольственным положением, и расстройством технических сооружений, и неопытностью служащих, но налицо была недисциплинированность. Корреспонденция сортировалась плохо: часть попадает не в то место. Обнаружив это, учреждения не составляют акт и не фиксируют допущений, создавая, таким образом, круговую поруку. Участились в это время случаи хищения из посылок, небрежно велось делопроизводство и отчетность.

1 июля 1920 года состоялась 1-ая конференция служащих Нарсвязи. Съехалось около 10 депутатов. Конференция постановила[20]:

- ввести суровую трудовую дисциплину;

- строго разграничить права и обязанности организации и администрации;

- всемерно возбуждать интерес служащих к своей профессии. Заставлять повышать свою квалификацию.

Благодаря воздействии со стороны администрации и решением конференции уже через 3 месяца произошли некоторые сдвиги. В частности было сделано следующее[21]:

- принять меры по ремонту помещений, на который было выделено около 1 млн. рублей;

- для заблаговременного обеспечения топливом учреждений, им выдано свыше 800000 рублей, и они уже приступили к заготовке дров;

- установлены денежные операции по продаже марок;

- организована во всех  учреждениях справочная служба.

В городе Курске были установлены телефоны для общественного использования. К этому времени работали три железнодорожных отделения, 15 телефонных станций, 1 радиостанция, протяжение линий – свыше 10000 верст, работали 74 аппарата Морзе[22]. Аппаратов Морзе все же недоставало, тогда принимается решение срочно ремонтировать старые аппараты, так как новые невозможно было купить.

Осенью 1920 года интенсивно шло устройство телефонных вводов. Но при обследовании телефонных установок были обнаружены небрежные вводы. Для вводов употреблялись старые кабели, обмотки, которые местами стерлись; проводка в помещениях делалась наспех, причем она не прикреплялась к стене, а висела; часто провода ведутся по низу от стены до стола, на котором установлен телефонный аппарат, они нечем не скрываются, из-за этого обмотка скоро портится; все это служит причиной постоянных повреждений[23].

 В сентябре 1920 года прошло очередное распределение телефонов между учреждениями города Курска. Из имеющихся 300 номеров (забронировано),297 распределялись следующим образом[24]:

Губисполком – 35

Губческ – 10

Народобраз – 7

Губотделнарсвязи - 26

Губотдел юстиции - 4

Губвоенком –54

Губздравотдел –29

Губсовисрхоз –39

Губком РКП –7

Горсовет –16

Телефон общего пользования –13

Забронированные номера оставались в ведении заведующего телефонной сетью и пользовались ими в экстренных случаях.

В октябре 1920 года на заседании Коллегии курского губернского отдела народной связи решено было на здании Курской почтово-телеграфной конторы, на углу улицы Ленина, установить большие часы с циферблатом, чтобы они могли служить показателем точного времени для жителей города[25].

Таким образом, с 1918 по 1920 гг. в г. Курске шел процесс восстановления коммуникаций, прилагались все усилия для улучшения деятельности отделов народной связи. Но, несмотря на желания руководства улучшить ситуацию, это происходило долго и трудно. Не хватало средств на оборудование телеграфа, на установку новых телефонов.



[1] Государственный архив Курской области (далее - ГАКО). Ф. Р-2648. Оп. 1. Д. 45. Л. 7.

[2] ГАКО.Ф. Р-2648.Оп. 1.Д. 45.Л. 26.

[3] Там же Л. 57.

[4] Там же Л. 58.

[5] Там же Л.26.

[6] Там же Л. 35.

[7] Там же Л. 42

[8] Там же Д. 39. Л. 48.

[9] Там же Д. 39. Л. 60.

[10] Там же Д. 45. Л. 23

[11] Там же Ф. Р. – 325.Оп. 1.Д. 35.Л. 3.

[12] Там же Л.25.

[13] Там же Л.31.

[14] Там же Л. 63

[15] Там же Л. 58

[16] Там же Л. 59

[17] Там же Л. 55

[18] Там же Л. 59

[19] Там же Д. 8. Л. 166

[20] Там же Л. 202

[21] Там же Л. 203

[22] Там же Л. 204

[23] Там же  Д. 3. Л. 39

[24] Там же Л. 100

[25] Там же Л. 6

 




Вконтакте


Facebook


Что бы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти на сайт


Автоматический вход Запомнить
Забыли пароль?



Кириллова
Елена
Анатольевна

ГАЛИНА ВИКТОРОВНА, спасибо за интересный доклад. У меня возник вопрос по поводу органа управления почтово-телеграфной связью. В 1918 г. упоминается Губернское почтово-телеграфное управление (Губпочтель), в 1920 г. был Губотделнарсвязи. Это один и тот же орган или разные? Предполагаю, что почтово-телеграфная связь в Курске находилась в двойном подчинении: по ведомственной линии - Народному комиссариату почт и телеграфов, по местной – Губисполкому (по аналогии с Отделом коммунального хозяйства Лениспокома, которым я занимаюсь). Тогда становится понятным, почему учреждения связи подчинялись приказам из наркомата и из исполкома.



2015-02-23
Краевая
Галина
Викторовна

Уважаемая Елена Анатольевна! Спасибо за вопрос. Действительно в Курской губернии почтово-телеграфная связь находилась в двойном подчинении. В сентябре 1918 г. было создано Курское губернское почтово-телеграфное управление, которое с 19 сентября по 5 декабря 1919 г. в связи с оккупацией г. Курска деникинскими войсками временно прекращало свою деятельность. Параллельно существовало ведомственное управление почт и телеграфа в лице Народного комиссариата.



2015-03-10