Асфандиярова Алсу Анваровна "Город и горожане в Российской империи в первой половине XIX в."


зав. кафедрой ГСЭД КИИЗ 

 

Самодержавие в первой половине XIX в. в Российской империи являлось силой, которое оказывало влияние на все стороны общественной жизни. Это касалось и урбанизационных процессов и участия  в них жителей империи. Основными горожанами были купцы, мещане и торгующие крестьяне. Они были «потенциальными претендентами» на роль горожанина, в зависимости от возможности, предоставленной им законодателем.  Правительственная политика в отношении городских предпринимательских сословий была организована на началах корпоративности. Даже в рамках одного сословия существовало деление на три гильдии, которые обладали разным объемом прав и обязанностей. Термин «гильдия» в России первой половины XIX в. означал установленное государством имущественно-правовое положение купеческого сословия. Закон обеспечивал каждой гильдии определенные права и налагал ряд ограничений на их торгово-промышленную деятельность. В купечество можно было записываться в любое время года. Купцы 2-й и 3-й гильдии могли  переходить в высшие гильдии. Декларировалось, что члены всех трех гильдий могли беспрепятственно переходить из одного города в другой. [1]

Государство ограничивало юридическую свободу предпринимательских слоев. Несмотря на декларируемую свободу перемещения, переход купцов в другие города и их передвижение по территории страны были затруднительными, что ограничивало их хозяйственную деятельность. В случае отлучки на расстояние свыше 30 верст нужно было запастись паспортом, для чего рассчитаться ко времени отъезда с податями и повинностями, с частными долгами, найти двух поручителей за предстоящие непредвиденные платежи, получить разрешение от своего общества. Разрешение на выезд должны были брать даже представители купеческой верхушки, члены магистратов и дум. Создавалось противоречие между торговыми правами купцов 1-й и 2-й гильдии на торговлю по всем городам Российской империи и их связанностью паспортной системой.

Купцы должны были иметь либо плакатные, либо печатные паспорта. [2] Печатные паспорта были более «привилегированными», по сравнению с плакатными,  получали их купцы – владельцы каких-либо «домашних обзаведений».  В 1830 г. появились правила относительно хранения и выдачи купеческих и мещанских паспортов [3] и  порядка записи в книги паспортов и билетов, выдаваемых купцам магистратами и ратушами. [4] Эти правила в какой-то мере облегчили предпринимателям ведение торговой деятельности, процедура выдачи паспортов купцам упростилась. Для занятий торговой деятельностью за границей предпринимателей обязали приобретать заграничные паспорта. «Дополнительными правилами на выдачу заграничных паспортов» купцы и «лица торгового состояния» освобождались от пошлины, в отличие от лиц, которые не были записаны в гильдии. [5]

Мещанство — сословие в дореволюционной России, включавшее различные категории жителей. В ходе губернской реформы 1775 г. к ним были отнесены посадские люди с капиталом менее 500 рублей. В Жалованной грамоте городам 1785 г. все мелкие ремесленники и торговцы, не желавшие записываться в купеческие гильдии или цеха, были «поименованы» мещанами и, в отличие от гильдейцев, были обязаны уплачивать подушную подать, которая составляла 8 рублей в год, внутренние городские сборы, отбывать рекрутскую повинность. [6] Мещанство, по Жалованной Грамоте городам 1785 г., получило право корпоративного объединения, в частности, элементы сословного самоуправления. [7] Они могли быть избранными во все выборные городские должности. [8, С. 67] Это мера способствовала поднятию престижа, стимулировала их интерес к общественной жизни города.

Мещане каждого города, посада, местечка образовывали особое мещанское общество, которым управлял староста и его помощник. [9, С. 415] Звание мещанина было наследным и потомственным. [10] Для записи в мещанство необходимо было иметь в городе недвижимую собственность, заниматься торговлей или ремеслом, нести податные обязанности, и исполнять городские общественные службы. При соблюдении этих условий записаться мог каждый желающий. Принадлежность к сословию оформлялась записью в городовой обывательской книге. 

В свою очередь, лишить мещанского статуса мог только суд и мещанское общество. Выйти из мещанства горожанин мог и по собственному желанию, с согласия общества. Мещане, по указу Сената о порядке взыскивания податей от 21 августа 1822 г., получили право переходить в состояние крестьян за неимением другого промысла. Этого права были лишены те из них, которые «не только сами, но и отцы их никогда в земледелии не занимались». [10, Л. 2] При обратном же  переходе из крестьянского состояния «соискатели» должны были иметь формальное согласие городского или посадского общества на то, что они принимают к себе нового мещанина, и разрешение «на выход» от общества крестьян. Переходящие в иное сословие должны были платить все подати по обоим состояниям до новой ревизии. [10, Л. 2]

По манифесту от 14 ноября 1824 г. мещане были разделены на две категории: «торгующие мещане» и «посадские». Эти две категории различались между собой объемом прав и обязанностей. Кроме того, это  мера была принята для того, чтобы со стороны «охранять пользу купечества».

Крестьяне не спешили записываться в другие городские сословия, так как размер подушного сбора, который платили горожане, был вдвое выше, чем у крестьян. [12, С. 27] При этом их дети, родившиеся в городе, получали городскую прописку, но продолжали числиться крестьянами и не могли входить в состав городского общества. [13, С. 215]

Крестьяне, занимавшиеся торговлей и промыслами, освобождались от подушной подати, но несли  городскую повинность. Она определялась «особым узаконением», а там где узаконения не было, составляла 10 -процентный  сбор с цены свидетельства. [14] В дополнение к данному указу, 20 февраля 1825 г.  последовал  циркуляр Министерства финансов № 2343 о том, что ни одно торговое заведение не может существовать без билетов, «исключая лавки, дозволенные содержать посадским и крестьянам (5, 6 родов)». [15, Л. 124]

В 1835 г. на крестьян, торговавших по свидетельствам третьего класса, было распространено право заграничной азиатской торговли.[16]  Крестьянам предоставлялось право торговать в розницу в городе и уезде не только своей губернии, но и посторонней. На такую деятельность выдавалось соответствующее свидетельство.[17]  Крестьяне могли свободно закупать и производить в уездах и городах «припасы всякого рода», продукцию сельского хозяйства и продавать их на торгах и рынках из возов, судов и лодок, а на ярмарках иметь для этого  временные лавки. [18, С. 102] Таким образом, государство всемерно поощряло крестьянское предпринимательство. Для привлечения капиталов в промышленность и торговлю 3 марта 1848 г. появился указ, предоставлявший крепостным крестьянам право покупать и приобретать в собственность земли, дома, лавки и недвижимое имущество.  В указе было подчеркнуто, что, «желая дать новое поощрение промышленности, признали мы за благо право приобретения земель и другой недвижимой собственности распространить на крепостных людей». Но практическая реализация данного указа всецело зависела от воли помещика, в связи с чем данный  указ, скорее, являлся лишь своего рода декларацией о намерениях.

Несмотря на повышение нормы взноса в казну, крестьяне воспользовались предоставленным им правом заниматься постоянной торговлей в городах. Торговые крестьяне начали играть более заметную роль в непериодической торговле, а к концу 50-х годов XIX в. стали успешно конкурировать с гильдейским купечеством, постепенно концентрируя торговлю в своих руках.  

Итак, правительственная политика в отношении горожан была организована на началах сословного принципа. Объем предоставляемых прав зависел от интересов власти от занятий горожанина. Нетрудно заметить при этом противоречивость мер власти.

 

 

Список источников и литературы

  1. ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. XXII. № 16188.
  2. ПСЗ РИ. Собр. 1. Т.  XXVII. № 20595.
  3. ПСЗ РИ. Собр. 2. Т. V.  № 3774.
  4. ПСЗ РИ. Собр. 2.  Т. VI.  № 4210. ПСЗ РИ. Собр. 2. Т. XIX. № 17899.
  5. ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. XXII. № 16188.
  6. ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. XXII. № 16188.
  7. Колоколов Е.Ф. Указатель законов для купечества. М., 1847. С. 67.
  8. Большая советская энциклопедия. Т. 9. М., 1987. С. 415.
  9. ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. XXII.  № 16188.
  10. ЦГИА РБ. Ф. И-1. Оп. 1. Д. 444. Л. 2 об.
  11. Прокутина Л.В. Источники формирования тобольского мещанства в конце XVIII-первой трети XIX в. // Тобольский исторический сборник. Тобольск, 1994. Ч. 2. С. 27.
  12. Тарловская В.Р. Торговые крестьяне как категория городского населения (конец XVII – XVIII вв.) // Русский город. М., 1986. Вып. 8. С. 115.
  13. ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. XXXIX. № 30115.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                         
  14. ПСЗ РИ. Собр. 2.  Т. X. № 8391.
  15. ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. XXXIII. № 25853. 
  16. Российские законы о торговле и промышленности. Руководство для торговых сословий. / Сост. А. Леонгардом. СПб., 1855. С. 102.
  17. Российское законодательство. Т. 6. С. 43. ПСЗ РИ. Собр. 2. Т. XXIII. № 22042.
  18. Иванов Л.М. О сословно-классовой структуре городов капиталистической России. // Проблемы социально-экономической истории России. М., 1971. С. 76.



Вконтакте


Facebook


Что бы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти на сайт


Автоматический вход Запомнить
Забыли пароль?



Ерёмина
Ксения
Вячеславовна

Уважаемая Алсу Анваровна, правильно ли я поняла, что перемещение купцов по территории империи затруднялось и подвергалось формализму, тогда как крестьян, наоборот, к этому поощряли? Как Вы считаете, в чём была причина такого противоречия со стороны правительства?



2015-02-21
Асфандиярова
Алсу
Анваровна

Спасибо за вопрос Ксения Вячеславовна! В целом торгово-промышленная политика первой половины 19 века была весьма противоречивой. Единственной силой, регулировавшей ее была имперская воля. А здесь законодатель исходил из принципа "разрешать и запрещать". В отношении городских предпринимательских слоев власти лавировали между необходимостью пополнения казны, сбора доходов и промышленного развития страны. А отсутствие рынка свободной рабочей силы толкало правительство на вышеуказанные меры.



2015-02-23