Рябова Светлана Александровна "Увеселительные сады в Петербурге и Москве в конце XIX- начале ХХ в.: типология и география"


НИУ ВШЭ/МГУ

 

Вопросы организации досуга городского населения  стали насущной социальной проблемой в конце XIX-начале ХХ в., в эпоху быстрого роста городов, увеличения численности праздного класса и доли свободного времени у тех, кого с оговорками можно назвать «средним классом», и постепенного сокращения рабочего дня у фабрично-заводских рабочих. Все больше проявлялась потребность в местах для проведения свободного времени, отвечающих разнообразным интересам широкой публики. С другой стороны, урбанистическая среда предлагала безграничное многообразие форм досуга. Здесь концентрировались как предприниматели, способные заняться организацией развлечений, так и городские власти и просветительские общества, в свою очередь вносящие вклад в эту сферу.

В этом докладе мы рассмотрим типологию и географию таких досуговых зон как увеселительные сады, на примере Петербурга и Москвы с 1882 по 1917 г.[i]

Под понятием «увеселительный сад» понимается летнее развлекательное заведение с входной платой, расположенное на ограниченном пространстве под открытым небом. На его территории находились театр или любые другие сценические подмостки, ресторан или буфет, собственно сад и всевозможные аттракционы (например, кегельбан, бильярд, тир, моментальная фотография, «американские горки»).

С 1882 г. по 1917 г. в Петербурге[ii] работало порядка 70 садовых предприятий, не считая садов при ресторанах. В этот же временной промежуток в Москве[iii] функционировало более 50 увеселительных садов. Правда, нужно сделать оговорку, что за 36 лет в Петербурге и Москве эти 70 и 50 садов соответственно не работали одновременно, многие закрывались, не просуществовав и нескольких месяцев.

Петербургские увеселительные сады представляли собой более стабильные предприятия в сравнении с московскими. Наряду со стабильной садовой антрепризой, процветающей 10 и более лет (в Москве – сад «Эрмитаж» в Каретном ряду (1895-1918), сад «Ренессанс» на Щипке (1900-1917); в Петербурге – сад «Аквариум» (1886-1918), сад «Буфф» (1901-1918) и другие), в обеих столицах существовали сады-«однодневки», некоторые из которых работали несколько недель. Например, московский сад «Олимпия» Цветковой в Сокольниках открылся 5 мая 1910 г., а уже 17 мая в газетах появились заметки о развале антрепризы. Немногим дольше проработал сад «Эрмитаж» рядом с заводом «Новая Бавария» в Петербурге – с 20 мая по 20-е числа июня[iv].

В местоположении увеселительных садов прослеживается преемственность: большая часть садовых предприятий Петербурга и Москвы в конце XIX века открывалась на тех же местах, где ранее были летние развлекательные заведения. Поначалу, как в Петербурге, так и в Москве, увеселительные сады располагались за городом, в основном в загородных парках, но ближе к концу XIX века под увеселительные сады все чаще арендовались не отличающиеся богатой растительностью и обширной площадью участки в черте города. Среди загородных участков «в зону внимания антрепренеров кроме мест, «увеселительность» которых была апробирована гуляньями, попали заброшенные дачи, лесопарки, усадьбы»[v]. Например, петербургские сады в Новой деревне – «Ливадии» в полузапущенном имении Н.П. Базилевской и «Аркадии» в заброшенном саду Строганова, в Москве – много лет пустующий театр и сад Сакса в Петровском парке, выкупленный за бесценок у Дворцового ведомства антрепренером В.А. Взметневым, где заново им же был отстроен сад «Фантазия» (1889-1898)[vi].

Вдобавок к увеселительным садам в границах города к началу ХХ века появляется все больше и больше загородных заведений, особенно в дачных местностях. Жизнь этих воксалов сосредотачивалась вокруг дачных театров, труппы которых зачастую состояли из любителей. Бывали случаи, когда близко расположенные к границам города загородные увеселительные сады успешно конкурировали с городскими и в равной степени боролись с ними за публику. Так, какое-то время между собой ожесточенно сражались за знаменитых исполнителей симфонической музыки и аудиторию петербургский «Аквариум», Павловский вокзал и Петергофский театр и сад.

Увеселительные сады представляется возможным подвергнуть определенной классификации, опираясь на следующие признаки: устроители сада, цели, для которых сад открыт, цены на билеты, состав публики, программы развлечений, место, где сад располагался, наличие или отсутствие алкогольных напитков. Опираясь на первые два критерия, можно разделить увеселительные сады на коммерческие (организованные частными предпринимателями и товариществами с исключительно коммерческими целями) и некоммерческие (устроенные просветительскими обществами, фабрикантами или городскими властями с образовательно-воспитательными целями)[vii].

Для коммерческих садов следующими по значимости признаками для классификации можно назвать размер входной платы и местоположение увеселительного сада, от них напрямую зависел состав публики. Коммерческие сады условно можно разделить на «дорогие» сады для «чистой», в основном состоятельной публики (хотя посещать их могли все, заплатившие за вход, безотносительно социальной принадлежности) (например, в Москве к ним относятся «Эрмитаж», «Аквариум», в Петербурге – «Аквариум», «Аркадия» и «Ливадия» до начала ХХ в., «Буфф», сад на Офицерской; с 1890-х по 1916 г. в подобных садах входная плата составляла 40-50 коп., в редких случаях 1 р. («Эрмитаж» Лентовского, сад Омона в Петровском парке, сад Гейтен), сады с умеренной платой (например, в Москве – сады в Петровском парке и Сокольниках, Зоологический сад, в Петербурге – Зоологический сад, «Помпей», сад Синельниковой, сад «Бавария», «Олимпия» В.А. Николаева-Соколовского; входная плата – 25-40 к.) и сады для рабочих и мастеровых (например, в Москве – «Потешный сад», «Новосокольники», «Антей» Корзинкиной, Замоскворецкий театр и сад, потом «Ренессанс», в Петербурге – сады на Выборгской стороне, Глазовской и Бассейной ул., Забалканском проспекте, в Малой Охте; входная плата от 10 до 25 к.).

Сады также можно разделять на виды по следующим критериям: по размеру (на крупные (рассчитаны на 7000-15000 тыс.чел.), средних размеров (на 2000-7000 тыс.чел.), небольшие (до 2000 чел.); по репертуару: кафешантанного типа (в основном для отдыхающих мужчин), сады для семейной публики, сады с имеющими художественную ценность театральными постановками и концертными программами; по наличию алкоголя: алкогольные, безалкогольные; по составу выступающих на сценических площадках: сады, приглашающие на регулярной основе отечественных и зарубежных «звезд» с мировым именем; сады с профессиональной труппой, иногда приглашающие достаточно известных отечественных и иностранных исполнителей и актеров; сады с профессиональной труппой, приглашающие «эрзац-звезд», якобы известных за границей (в их роли могут выступать как русские, так и иностранцы); сады с полупрофессиональной труппой и якобы в каких-то кругах известными отдельными исполнителями; сады с труппой любителей.

Многие сады менялись из года в год, а также в зависимости от времени суток – например, если утром Зоологический сад в Петербурге посещала семейная публика (при этом не только часть со зверями), то вечером он превращался в злачное место[viii]. Помимо этого на территории одного увеселительного сада посетители с разным уровнем дохода могли позволить себе разное времяпрепровождение – кто-то шел в театр, кто-то в ресторан, кто-то фланировал по саду, поглядывая программу на открытой сцене и развлекая себя тем, что было доступно за входную плату и не требовало дополнительных трат.

Некоммерческие увеселительные сады устраивались по образу коммерческих, но с иными целями, силами городских властей, попечительств о народной трезвости, фабрикантов, интеллигенции и просветительских обществ с умеренной платой за вход (10-15 к.). Их основной задачей была организация общедоступного народного досуга, который помимо развлекательной, должен был выполнять воспитательные и просветительские функции и отвлекать «простой народ» от злоупотребления алкоголем, что также называлось «разумными развлечениями». В некоторых некоммерческих садах допускалась продажа пива и даже вина в умеренных количествах, правда, усилиями попечительств о народной трезвости в садах, в которых поначалу также допускалась продажа некрепкого алкоголя, эти «вольности» прекратились[ix]. До появления попечительств о народной трезвости, получивших широкое распространение в России через несколько лет после введения винной монополии в 1894 г.[x], по праздничным дням, а потом и по воскресеньям проводились народные гулянья, которым пытались придать «трезвый», «просветительский» характер. В отличие от гуляний, проводившихся только по праздничным дням и иногда воскресеньям, увеселительный сад работал на более регулярной основе – он был открыт каждый день или несколько раз в неделю (обязательно по воскресеньям, праздникам и в некоторые будние дни) в течение летнего времени. 

Иногда по праздникам власти отгораживали и делали платным вход в часть общедоступных бесплатных городских садов с целью организации в них безалкогольных гуляний, например, это касалось Таврического сада, Летнего сада, Екатерингофского парка в Петербурге[xi]. Московская городская управа субсидировала устройство концертов симфонической музыки на Сокольническом кругу, также проводила гулянья. 1899 год оказался последним в истории народных гуляний на «балаганах», «организация которых с 1900 г. перешла к попечительству о народной трезвости, захватившему в свои руки все разновидности народных увеселений»[xii]. Попечительства разбивали увеселительные сады при некоторых находившихся в их ведении народных домах (Народный дом Николая II в Петербурге, Грузинский, Сергиевский, Алексеевский народные дома в Москве), в городских парках[xiii] и на бывших местах народных гуляний[xiv].

Наряду с попечительствами и городскими властями устройством народного досуга, в частности некоммерческих увеселительных садов занимались просветительские общества: в Петербурге – Невское общество устройства народных развлечений, Василеостровское общество народных развлечений, Петербургский комитет общества красного креста, Общество дешевых столовых и чайных и домов трудолюбия; в Москве – Московское общество содействия устройству общеобразовательных народных развлечений, Московское общество народных университетов. Иногда общества устраивали увеселительные сады для продвижения «разумных развлечений» при поддержке фабрикантов, так, например, это касалось садов Московского общества содействия устройству общеобразовательных народных развлечений в Сокольниках (1901-1907) и Петровском парке (1903-1904), Василеостровского сада и театра в Петербурге, который был «создан по инициативе интеллигенции промышленных предприятий Васильевского острова на средства, пожертвованные владельцами предприятий»[xv].

Наиболее успешными и долговременными были садовые предприятия попечительств о народной трезвости, получавшие большие субсидии от Министерства финансов и пожертвования от фабрикантов.

Таким образом, условно некоммерческие сады можно разделить на следующие группы:

  1. общедоступные увеселительные сады и летние гулянья с платой за вход, устроенные городскими властями;
  2. увеселительные сады при народных домах и прочие увеселительные сады попечительств о народной трезвости;
  3. сады, организованные просветительскими обществами, фабрикантами и интеллигенцией.

Особняком стоят совсем крошечные сады при питейных заведениях, гостиницах, варьете и кинематографах, конечно, уже без входной платы, отсутствием которой и малой площадью они отличались от садов увеселительных. Эти сады посещались привычной публикой заведения, состав которой зависел от разряда последнего, в случае если это был ресторан или трактир. Они напоминали увеселительные сады по своей структуре, именовались «летними садами» в прессе, и если в них шли заслуживающие внимания концертные программы, это также анонсировалось и рецензировалось на страницах журналов и газет. Иногда в эти «сады» выходили летние веранды ресторана; в хорошую погоду столы выносились под открытое небо. В ряде подобных садов имелись беседки-кабинеты, раковина для оркестра и растения в кадках, но из-за ограниченного пространства совершать променад в подобном саду не было никакой возможности. Бывало также, что хозяева ресторана в мае-июне переводили свое заведение в летнее помещение, при котором  зачастую имелся сад, иногда переоборудованный в увеселительный. Наличие небольших увеселительных садов при ресторанах, гостиницах, варьете и театрах характерно именно для Москвы с ее популярными садами при ресторане «Яр», «Эльдорадо», «Самарканд» и др. Например, в саду при ресторане А.Т. Гладышева на Триумфальной площади работали до 3 ночи кегельбан и бильярд, играл оркестр[xvi]. Сад при ресторане «Яр» занимал несколько большую площадь, поэтому в нем было место «грандиозным горам, уходящим ввысь, опасным тропинкам над горными ущельями с бездонными пропастями по краям» (скорее, всего миниатюрным), гротам-тоннелям, ручейкам, фонтанам, роскошной иллюминации, не о говоря уже сцене с богатой концертной программой[xvii].

В отличие от московских садов при дорогих ресторанах и варьете, в Петербурге маленькие садики имелись не только при ресторанах, но и при трактирах, пивных и портерных лавках, пивных заводах, кухмистерских и чайных. Заведения располагали разной площадью: судя по данным фонда Управления Петроградского градоначальства и столичной полиции ЦГИА СПб, где хранится переписка об открытии садов при питейных заведениях и алфавитные списки их владельцев, размер подобных садов мог варьироваться от 10 до 200 кв. саженей. Держатели питейных заведений ежегодно в городском управлении получали свидетельство, разрешающее в летнее время работу сада при заведении для публики «с тем, чтобы вход в сад был бесплатным, сад был закрываем для публики одновременно с прекращением торговли в заведении, в саду соблюдались порядок и чистота; никаких игр, музыки и безобразий не допускалось. Неисполнение условий влечет за собой закрытие сада до окончания летнего сезона»[xviii]. На территории садов были беседки и отдельные веранды, клумбы, плодовые кусты и деревья, фонтаны; как видно из текста выдаваемого их владельцам свидетельства, никаких сценических площадок, садовых оркестров в подобных заведениях не допускалось, что отличало их от московских садов при питейных заведениях.

 

Таким образом, по числу увеселительных садов и устойчивости садовой антрепризы Петербург был впереди Москвы, но Москва постепенно догоняла северную столицу, из-за стремительного роста численности населения и необходимости удовлетворять увеличивающийся спрос на летний досуг. В обеих столицах немалое количество увеселительных садов открывается на растущих рабочих окраинах и в множащихся дачных местностях, что стало особенно популярным с повышением доступности транспортной системы.

 


[i] В 1882 г. отменена монополия императорских театров, что дало дорогу частной антрепризе, в том числе широкому распространению увеселительных садов для разных социальных слоев. Монополия императорских театров была введена в марте 1854, в Москве и Петербурге, она серьезно ограничивала развитие театральной антрепризы. См. «Правила о публичных маскарадах, концертах, балах с лотереями и других увеселениях в столицах» // ПСЗ. Собр-е 2. Т. 29: 1854. Отд-ние 1. СПб., 1855. №27987.

[ii] Границы Петербурга менялись в интересующий нас период (с 1882 по 1917 г.), в последний раз в XIX в. границы города были обозначены в 1865 г.: в начале ХХ в. администрации Санкт-Петербурга были подчинены также 7 пригородных участков – Новодеревенский, Лесновский, Охтинский, Полюстровский, Петергофский, Шлиссельбургский, Александровский. Некоторые увеселительные сады из пригородных сделались городскими, мы будем делать на это скидку и учитывать при подсчете увеселительных садов Санкт-Петербурга с 1882 по 1917 г., те их них, что современники именовали городскими увеселительными садами – это касается исключительно садов в Новой деревне. Таким образом, для удобства Петербург будет рассматриваться в границах 1916 г. без учета пригородов.

[iii] С 1882 г. по 1917 г. Москва делилась на 17 городских частей, с начала ХХ в. ее администрации также подчинялись 7 пригородных участков. Нас интересует территория Москвы в границах 1916 г. без учета пригородов, поскольку в восприятии москвичей пригороды оставались пригородами вместе с расположенными в них увеселительными садами, несмотря на их подведомственность городским властям.

[iv] Петербургский листок. 1893. №136. С. 3. №178. С. 3.

[v] Стеклова И.А. Феномен увеселительных садов в формировании культурной среды Петербурга-Петрограда. Л., 1991. С. 69.

[vi] Серполетти А.З. Увеселительные сады // ГЦТМ. Ф. 533. Д. 34 ; ТиИ. 1901. №29. С. 526.

[vii] Стеклова, подразумевая практически то же самое, разделяет увеселительные сады на «сады легких жанров» и «народные сады». //Стеклова И.А. Феномен увеселительных садов… С. 151.

[viii] ЦГИА СПб. Ф. 513. Оп. 49. Д. 136. Л. 161.

[ix] Театр и искусство. 1898. №20. С. 373 ; Там же. 1901. №33. С. 593-594.

[x] «Попечительства о народной трезвости, устав которых утвержден 20 декабря 1894 г., находились в ведении Министерства финансов, того его Главного управления, которое ведало казенной винной монополией. В 1897 г. Министерство особо рекомендовало для отвлечения народа от пьянства использовать театральные представления» // Петровская И.Ф., Сонина В.В. Театральный Петербург. СПб., 1994. С. 198. Попечительства также организовывали народные чайные, столовые, библиотеки-читальни и т.п.

[xi] ЦГИА СПб. Ф. 792. Оп. 1. Д. 3420 ; ПЛ. 1885. №118. С. 2.

[xii] Конечный А.М. Петербургские народные гулянья на масляной и пасхальной неделях // Петербург и губерния. Историко-этнографическое исследование. Под ред. Юхневой Н.В. Л., 1989. С. 44. См. также ЦГИА СПб. Ф. 792. Оп. 1. Д. 7557. Л. 1 ; ТиИ. 1907. №52.

[xiii] ЦГИА СПб. Ф. 792. Оп. 1. Д. 7075.

[xiv] В Петербурге – на бывшем Стеклянном заводе (другое название: Общедоступные развлечения) на Глухоозерской (Мельничной) ул. В 1898 – 1899 гг. открыты летние сцены в Екатерингофском парке (Лифляндская ул., 8), Таврическом саду и парке на Петровском острове. В 1906 г. приобретен Василеостровский театр // Петровская И.Ф. Сонина В.В. Театральный Петербург. С. 199.

[xv] Петровская И.Ф. Театральный Петербург. С. 188.

[xvi] Московский листок. 1909. №99. С. 1 ; Новости сезона. 1909. №1754.

[xvii] Московский листок. 1913. №117. С. 5.                    

[xviii] ЦГИА СПб. Ф. 569. Оп. 11. Д. 1031. Л. 5.

 

 




Вконтакте


Facebook


Что бы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти на сайт


Автоматический вход Запомнить
Забыли пароль?