Куренкова Валентина Геннадьевна "Обучение детей в ссылке в Тобольске"


Самарский Государственный Университет

Жизнь царской семьи в Тобольске была наполнена различными ежедневными занятиями, которые были организованы в распорядок дня, которого придерживалась семья Николая II. Важное место в распорядке дня в Тобольске, как и в прежние времена, несмотря на кардинально изменившиеся условия, отводилось обучению детей.

13 августа царская семья на автомобиле была доставлена с парохода «Русь» в приготовленные для них квартиры в доме бывшего губернатора. С 1 сентября продолжалось обучение («начали аккуратно заниматься» - как писала учительница русского языка Е.А. Шнейдер [1,с. 99]), а с 25 сентября начались регулярные занятия. Дети занимались уроками утром, «Мы каждый день занимаемся» - писала Анастасия. [4, с.227]

Александра Федоровна Татьяне и Марии преподавала немецкий язык: обычно с 10 утра до 11 утра, три раза в неделю. Были диктанты на немецком языке, немецкая грамматика, чтение оригиналов («Frei Bahn», «Vineta» Вернера).

Императрица Татьяне, Анастасии, Марии, Алексею преподавала закон Божий и священную историю: разбирали книгу пророка Исаи, жизнеописания святых отцов, разбирали символы веры, псалмы, изучали историю Ветхого Завета, Евангелие, читали размышления о Божественной Литургии святого Марка и др., а Анастасии, Татьяне и Алексею – английский язык, Алексею – английскую историю.

Николай II преподавал русскую и военную историю и географию сыну. Графиня Анастасия Васильевна Гендрикова преподавала древнюю историю Татьяне, Сидней Иванович Гиббс – английский, Пьер Жильяр – французский, гофлектриса Екатерина Адольфовна Шнейдер – русский язык и литературу, Евгений Сергеевич Боткин – биологию. Клавдия Михайловна Битнер с 10 октября преподавала различные предметы – математику, русский язык, географию Алексею, историю и русскую литературу – Марии и Анастасии [1, с.116].

 Государыня подробно записывала в дневнике, что было пройдено. Так, например, 1 ноября:  «9 ¼. Анастасия. Жизнеописание: Диак, молод. Василий Великий и Григорий Богослов. Нонна, мать Григория Богослова. Емилия, мать Василия Великого. Юлиан Отступник. Федор Тирон. 10-11 ч. Татьяна: Псалмы 76-89. 11-12 ч. Мария. Чтение на немецком языке». [1, с.147].

Императрица любила преподавать детям, особенно Закон Божий: «Люблю уроки Закона Божьего с детьми, читаем Библию, говорим, читаем описание жизни Святых, объяснение Евангелия, изречения, объяснения молитв, службы и т.д…»  - писала Александра Федоровна Анне Вырубовой. [1, с.266].

Вообще, в Тобольске в семейных отношениях между детьми и родителями большое место занимает вопрос воспитания и образования детей. Девочки много читали и были очень развиты. Хотя Панкратов В.С. – комиссар Временного правительства, который находился с царской семьей в тобольской ссылке, писал: «Насколько слабо обращалось внимание на развитие детей, можно судить по тому, с каким интересом, бывало, слушают они, когда рассказываешь им о самых обыкновенных вещах, как будто бы они ничего не видели, ничего не читали, ничего не слышали. Сначала я думал, что это простая застенчивость. Но вскоре пришлось убедиться, что дело с развитием и образованием обстоит очень плохо». [3, с.27]. Учительница Клавдия Михайловна Битнер, которая стала обучать детей уже в Тобольске, отмечала по воспоминаниям Панкратова: «Я совершенно не ожидала того, что нашла. Такие взрослые дети и так мало знают русскую литературу, так мало развиты. Они мало читали Пушкина, Лермонтова еще меньше, а о Некрасове и не слыхали. О других я уже и не говорю. Алексей не проходил именованных чисел, у него смутное представление о русской географии. Что это значит? Как с ними занимались? Была полная возможность обставить детей лучшими профессорами, учителями – и этого не было сделано». [3, с.27].

Фирсов С.Л. объясняет «неразвитость» оторванностью дочерей от мира ровесников, домашней изоляцией. Он пишет, что дочери – наивные и чистые – не имели глубоких философских познаний, но были начитаны в богословской литературе. [6, с.458]. А слова Е.А. Шнейдер в противовес Битнер К.М. говорят о том, что дети читали и любили русскую литературу: «Мы повторили с Марией Николаевной по Вашим запискам всю литературу до Грибоедова…Ольга Николаевна сказала, что вы ей купили массу маленьких книжек, где она читала: «Наталья, боярская дочь», «Бедная Лиза» и т.д. Надо было бы прочесть еще кое-что: Фонвизина, Державина, Карамзина, Жуковского…Напишите, что Вы находите нужным прочесть, что Вы Марии Николаевне не читали». [1, с.115]. Ольга Николаевна, которая к тому времени закончила обучение, сдала экзамены, любила читать: «Я ужасно глупо сделала, что не взяла с собой маленьких зеленых книг, не помню, сколько их было в нашей литературной. Там и Ломоносов, Державин, комедии Островского и др.» [1, с.117].

Кроме того, дети знали иностранные языки. Судя по дневнику Александры Федоровны, Татьяна и Мария  хорошо знали немецкий – читали литературу на немецком языке: «Свободную дорогу» , «Vineta» Вернера», «Корабль дураков» Бранта, Лютера и других, пьесы, которые «репетили», были на французском, английском языках. «Ольга читала мне по-французски» [1, с.88]. «Татьяна читала мне по-английски». [1, с.117].

Поэтому, с осторожностью надо относиться к воспоминаниям комиссара. Так, например, он писал, что Александра Федоровна плохо говорила по-русски с немецким акцентом, у Савченко П. мы же читаем: «По-русски Государыня говорила и писала свободно и читала классиков; для иностранки – Государыня прекрасно говорила по-русски, очень бегло, не задумываясь над словами, только иногда неправильно составляла фразы с небольшим акцентом, и не немецким, а  английским». [5, с.63]. И даже Касвинов, пусть и с иронией, но признает, что «к концу своего 23-летнего проживания в России она все же овладела русской грамматикой» [2, с.388], перешла в переписке полностью на русский язык.

Кроме обучения различным предметам, все дочери были развиты творчески: Ольга – писала стихи, играла на пианино, Татьяна – играла на пианино, хорошо рисовала и вышивала, Мария имела большой талант к рисованию. И главное помимо образования, они были нравственно воспитаны.

Таким образом, даже в ссылке в Тобольске продолжалось обучение детей доступными средствами. Важно отметить, что образование детей Николая II и Александры Федоровны было разносторонним: они продолжали изучать различные предметы – биологию, математику, литературу, русский язык, историю, географию, закон Божий, иностранные языки – английский, немецкий, французский. Помимо этого, они занимались рукоделием, музыкой, ставили сценки, рисовали, сочиняли стихи. Также они  продолжали заниматься и спортом, конечно, уже в новых условиях: вместо большого тенниса, самоката, коньков и велосипеда – чистка снега, катание с горы, лыжи, турник. Но главное место в жизни детей заняло духовное самосовершенствование через чтение, молитву и каждодневное приобретение через скорби и лишения терпения, смирения и любви, что является важнее любой мудрости и знания согласно апостольским словам: «Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, - то я ничто».

Библиографический список

  1. Дневники Николая II и Александры Федоровны 1917-1918 гг.: в 2 т. М., 2012.
  2. Касвинов М.К. Двадцать три ступени вниз. Кишинев, 1988.
  3. Панкратов В.С. С царем в Тобольске. М., 1990.
  4. Письма святых царственных мучеников из заточения.
  5. Савченко П. Государыня императрица Александра Федоровна Романова. Белград, 1939.
  6. Фирсов С.Л. Николай II. Пленник самодержавия. М., 2010.

 

 

 

 




Вконтакте


Facebook


Что бы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти на сайт


Автоматический вход Запомнить
Забыли пароль?