Шувалова Анастасия Николаевна "Призрение военных чинов в XVIII столетии"


Санкт-Петербургский Государственный

 

Вопрос призрения отставных военных чинов и военных инвалидов не имел длительной истории своего развития. Только с XVII века правительство заинтересовалось решением данной проблемы. При царе Алексее Михайловиче был издан первый указ в отношении призрения военнослужащих. Именно тогда впервые стали посылать некоторых военных в монастыри. А 15 июля 1663 г. издан был указ царём о назначении раненным денежного жалования. [1]

При правлении царя Фёдора Алексеевича уже существовали монастыри, которые содержали на пожертвования людей воинских чинов. Тогда они были ещё стрельцами. К примеру, мы знаем, что Борисоглебский монастырь содержал негодных для службы стрельцов. [2] Однако не все монастыри содержали военных, так как в XVII веке это не было всеобщей повинностью для монастырей.

В XVIII веке также интересовал правительство вопрос о призрении воинских чинов. Особенно это связано с внешней политикой России. Постоянные войны велись, тем самым, становилось всё больше и больше военных инвалидов. Требовалась поддержка таким людям, а также их семьям. [3] Так первой попыткой решения этого вопроса можно назвать то, что Пётр I в Тихвине при Богородском мужском монастыре основал богадельню, в которой содержались израненные воины и престарелые. [4] Необходимо отметить, что в XVIII столетии все мужские и женские православные епархиальные и патриаршие монастыри и синодальные богадельни принимали участие в призрении отставных военных. Также следует указать, что пенсия отставным солдатам выплачивалась за счет доходов монашеских обителей.

Император заботился о своих подданных. Он не бросал солдат, которые больше не могли служить на воинском поприще. Поэтому при монастырях и богадельнях создавались инвалидные дома для таких солдат. Также известно, что Пётр I создал учреждение вроде богадельни в с. Преображенском, где работали матросы, которые были списаны с кораблей. 

Конечно, надо отметить, что система призрения военнослужащих и военных инвалидов получила  широкое распространение именно в правление Петра I. Так уже с 1710 г. престарелые, раненные солдаты, которые были годны к службе, рассылались по губерниям для обучения рекрутов. В 1712 г. был издан указ, в котором говорилось, что во всех губерниях должны были создаваться «гошпитали» и богадельни для увечных и престарелых воинов. [5] Именно в этом указе от 1712 г. видно, что вся забота о военнослужащих теперь была на плечах церкви. А в указе от 29 июля 1719 г. уже был проговорен тот факт, что при монастырях богадельни строились исключительно для престарелых воинских чинов. Позже всю заботу об инвалидах осуществлял Синод. [6]

Интересен факт, о котором пишет историк И.Г. Дуров, а именно: что Пётр I с 1721 г. требовал со Святейшего Синода сведения о количестве отставных солдат и матросов, которые находились при монастырях и богадельнях. Он также приводит некоторые подсчёты таких отставных военных в некоторых губерниях России. Так на 1720 г. находилось 6 отставных военных в Спасском Преображенском монастыре г. Арзамаса Нижегородской губернии. В 1722 г. около 535 отставных ветеранов были отправлены «для пропитания в монастыри. Также в указе Сената от 3 августа 1722 г. говорится о так называемом «всеобщем» поступлении отставных военных в монастыри и богадельни. [7]

Так солдат отставных, которые трудиться не могут и прочих нищих расписывали по доходам, определяли число нищих, и устраивали в «гошпитали» по регламенту. [8]

По указу Святейшего Правительствующего Синода от 24 октября 1726 г. велено было отсылать отставных военнослужащих по монастырям исключительно по определению Святейшего Синода. Потом тех же, кто из отставных солдат не желали жить в монастырях, получали паспорта. Они могли выбирать любое место поселения на своё усмотрение. Отставные военнослужащие, имевшие «свои дворы и пропитание», не подлежали распределению по монастырям и богадельням. Интересно, что многих военнослужащих в середине XVIII столетия отправили в богадельни различные. Например, есть сведения по Тобольской епархии. [9]

Конечно, нельзя обойти стороной, источник, согласно которому призревались шесть отставных военных. Дело называется так: «По доношению генерал-фельдмаршала Миниха об определении в монастыри для пропитания шести отставных воинских чинов». В деле имеется доношение генерала-фельдмаршала кавалера графа Миниха от 25 января 1735 г., в котором говорится о призрении подпрапорщика Ямбургского полка Ивана Мухина и других пятерых солдат (среди них были Фёдор Гобунов и Плим Сергеев), которых, как пишет Миних, «велено таких неимущих для пропитания определять к монастырям». [10] В данном источнике имеется поправка Канцелярии Святейшего Правительствующего Синода про Коллегию Экономии. [11] И имеется копия указа Его Императорского Величества «о приёме Военной Коллегией в Коллегию Экономии отставных престарелых увеченных и раненных унтёр-офицеров, солдат и драгун на пропитание в монастыри». Интересно это дело тем, что в нём написано, что без Сенатского повеления отставных воинских чинов в монастыри и богадельни принимать нельзя. [12] В результате Мухин, Гобунов и Сергеев были отосланы обратно до тех пор, пока идёт разъяснение данного дела. [13]

Привлекает наше внимание, безусловно, и другое дело – «По доношению Камер-Коллегии Конторы о пострижении в монашество отставного солдата Фомы Буравцова». Данное прошение подано бывшим солдатом 19 декабря 1735 г. В Протоколе Святейшего Синода мы читаем: «По Указу Его Императорского Величества Святейшему Правительствующему Синоду по прошению отставного солдата Фомы Буравцова, обитающегося в Санкт-Петербургской церкви Успения Пресвятой Богородицы, что в богадельне…о пострижении его в монашество по определению его при Новгородской епархии.» [14] Надо сказать, что из  доношения бывшего солдата Фомы Буравцова, мы узнаём о том, как он жил «на пропитании» при богадельне в Санкт-Петербурге. [15] А также данный отставной военный повествует о том, как он был определён в данную богадельню после увольнения: «был он Буравцов 1721 года в гарнизонном полку солдатом…потом определен в пехотный полк солдатом и был до прошлого 1735 года...в 1735 году в январе из службы он оставлен за ранами, определён в вышеуказанную богадельню». [16] Следует добавить, что лишь после второго прошения бывшего солдата о пострижении его в монашество, был отослан указ в распоряжение преосвященного Амвросия, архиепископа Новгородского, а им был препровожден для пострижения в Новгородский монастырь. [17] Конечно, надо отметить, что данное дело является неотъемлемым доказательством политики призрения отставных военных в 1730-х годах.

В 1742 г. вновь были приняты меры в отношении призрения отставных воинских чинов. Так военных инвалидов и военных престарелых солдат посылали из главной полицейской канцелярии на специальные военные поселения. Такие поселения были созданы по территории прибрежья Волги. Таким отставным военным давали 20 – 30  четвертей земли на его семью. [18]

Надо отметить, что по донесению провиантской конторы государственной военной коллегии нередко раздавали хлеб монастырским богадельням из данной конторы, где призревались Московские военнослужащие и нищие. [19]

Самым заметным законодательным документом в отношении призрения отставных солдат в это время стал указ от 26 октября 1744 г., изданный при правлении Елизаветы Петровны. В нём говорилось о призрении отставных солдат, что их следовало отправлять в богадельни. Также им надобно было давать на пропитание ежегодно сумму размеров в 13144 руб. 35 коп. То есть по 1 коп. на человека в день. Таким образом, богадельни могли содержать 3601 человека. [20]

Правление Петра III запомнилось также изданием указов в отношении военных инвалидов. Так указы от 10 января, 21 марта, 26 марта и 7 мая 1762 г. регулировали содержание отставных военнослужащих в мужских православных монастырях и богадельнях.

Вопросу призрения воинских чинов уделила внимание и Екатерина II. Императрица освободила монастыри от призрения в их стенах военных своим указом от 26 февраля 1764 г. [21] Теперь отставные военные должны были жить в специальных городах, которые были указаны. Таким бывшим военнослужащим выдавалось пенсионное жалованье. В эти города отправлялись все отставные солдаты, которые не могли себя содержать. Изначально было таких городов для «военных» инвалидов – 31. Например: Арзамас, Тамбов, Пенза, Саранск и другие. [22]

7 февраля 1774 г. был подписан указ, который касался дальнейшей жизни отставных воинских чинов. [23] В данном законодательном документе предписывалось воинам, которые ушли в отставку (или которые не способны больше к воинской службе) «определять пропитание» из ведомства главной Военной канцелярии. [24]

Уже в 1780-х годах стали создавать специальные «Инвалидные дома» для отставных военнослужащих. Примером таким, наверное, может послужить, построенный в 1777 г. в Москве «Инвалидный дом».

Также надо сказать, что к концу XVIII века призреваемых военных было примерно 900 человек в богадельнях.

В заключение, хотелось бы сделать вывод по данной проблеме призрения отставных военных. Освящая этот вопрос, можно сказать, что политика призрения отставных офицеров, солдат развивалась на протяжении всего столетия. И это мы видим, безусловно, по источникам и законодательной базе Российской империи.

 

Список источников и литературы:

 

  1. Щербинина Ю. В. Социальные практики и призрение военных инвалидов в Российской империи в XVII – XVIII вв. // Социально-экономические явления и процессы. 2012. № 5 – 6. С. 183.
  2. Былов Н. Дмитровский Борисоглебский монастырь. Исторический очерк. М., 1905. С. 5.
  3. Урланис Б.Ц. История военных потерь. Войны и народонаселение Европы. Людские потери вооруженных сил европейских стран в XVII – XX вв. (историко-статистическое исследование). СПб., 1994. С. 55.
  4. Бередников Я.И. Историко-статистическое описание первоклассного Тихвинского Богородицкого мужского большого монастыря, состоявшего в Новгородской епархии в городе Тихвин. СПб., 1859. С. 111.
  5. Каверзнев А. Н. Краткое историческое обозрение правительственных мероприятий в России по обеспечению отставных служащих и их семейств. СПб., 1909. С. 5.
  6. Щербинин П.П. Особенности социальной защиты ветеранов военной службы в Российской империи в XVIII – начале XX в. [The Peculiarities of Social Welfare for Military Service Veterans in the Russian Empire, XVIIIth through early XXth Centuries] // The Journal of Power Institutions in Post-Soviet Societies. 2007. № 6/7. С. 43.
  7. Дуров И.Г. Пенсионное обеспечение отставных военных и морских чинов в монастырях Русской Православной Церкви в первой четверти XVIII в. // Меншиковские чтения. 2010. № 1. С. 25 – 29.
  8. РГИА. Ф. 796. Оп. 16. Д. 57. Л. 5.
  9. Силин Н.Н. Некоторые особенности социальной роли православных монастырей в Тобольской епархии в середине XVIII века. . // Вестник Томского Государственного педагогического университета. 2012. № 9. С. 9.
  10. РГИА. Ф. 796. Оп. 16. Д. 37. Л. 1.
  11. Там же. Л. 2.
  12. Там же. Л. 3.
  13. Там же. Л. 4 об.
  14. РГИА. Ф. 796. Оп. 16. Д. 422. Л. 10.
  15. Там же. Л. 1а.
  16. Там же. Л. 1б.
  17. Там же. Л. 12.
  18. Попов Ю. М. Зарождение системы социальной защиты военнослужащих (XVIII в.) // Воронежский вестник архивиста. Вып. 2. Воронеж, 2004. С. 137.
  19. Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего Правительствующего Синода. Петроград, 1915. С. 214 – 215.
  20. ПСЗ. Собр. 1, СПб., 1830. Т. XII. № 9053.
  21. Семенкова С.Н. Исторические формы социальной помощи военнослужащим. // Психология и педагогика: методика и проблемы практического применения. 2011. № 18. С. 290.
  22. Дуров И.Г. Ветераны армии и флота Петра Великого на инвалидном содержании при Петре II, Екатерине II и Павле I. // Меншиковские чтения. 2011. № 2. С. 11.
  23. Гаврилина Н.А. Законодательное регулирование социального призрения в России в XVI-XIX вв. // Известия ТулГУ. Гуманитарные науки. 2010. № 2. С. 69.
  24. Соколовский М.Н. Екатерина Великая как благотворительница. // Вестник благотворительности. 1902, № 1. С. 27 – 51; № 2. С. 13 – 28.



Вконтакте


Facebook


Что бы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти на сайт


Автоматический вход Запомнить
Забыли пароль?