Обухович Владимир Владимирович "РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ И НАРОДЫ РОССИИ"


РГПУ им. А.И. Герцена

Актуальность исследования империи как феномена культуры обусловлена как важностью имперского периода в развитии множества государственных образований, так и возможностью увидеть особое сочетание социальных, политических и пространственно-географических качеств культуры, которые дает такой взгляд. Понятие «империя» имеет двойственную коннотацию, оно может рассматриваться как обозначение монархического  государства, объединяющего разные народы и территории, и в некоем негативном значении: как некая структура, угнетающая этносы и  территории, как «тюрьма народов». Отрицательная коннотация понятия не объясняет сущности явления, которое оно обозначает, поэтому феномен империи должен быть изучен непредвзято и объективно. Чем больше сегодня изучаются империи, тем больше открывается глубина и многогранность данного образования, в том числе как феномена культуры.

Так, Шимов пишет: «Имперский характер российского государства часто толкуется упрощенно, как подчинение Россией – и, соответственно, русскими – различных территорий к востоку, западу и югу от исторического ареала проживания великорусского этноса. Если в смысле военно-политическом примерно так и было (неизбежные «но» оставим в стороне, дабы не растекаться мыслию по древу), то в смысле национально-культурном имперская экспансия России, как и само российское государство, – явления  куда более сложные. Они не могут сводиться к формуле «доминирование русских над подчиненными народами» [6]. Об этом же на примере грузинского этноса говорил и выдающийся этнолог и культуролог Л.Н.Гумилёв: «А ведь они же просились войти в состав Российской империи еще во времена Бориса Годунова, и принял их Павел I. К тому времени число их сократилось с четырех миллионов до 700 тысяч, и они попросту могли исчезнуть с этнографической карты. Этого не произошло потому, что после вхождения в российское генерал-губернаторство русские стали защищать грузин от истребления персами, турками и чеченцами. И численность их возросла до прежнего уровня» [4] .

Одной из главных характеристик империи, безусловно, является

освоение территорий [1, с.5-6]. Важным является также выявление и направления территориальных расширений, а также способов их описания, осмысления и включения в государственную идеологию. Обычно освоение новых территорий в ситуации империи связывают с понятием колонизации.

Процесс колонизации всегда включает в себя две составляющие: культурную и политическую. В процессе колонизации культурная гегемония и политическое доминирование неотделимы друга от друга: это либо некое соотношение, либо противостояние [7, с.17-20]. Итальянский марксист Антинио Грамши разделил три вектора колонизации: культурный вектор – гегемония, политический – доминирование, экономический – эксплуатация. Понятия гегемонии и доминирования стали важными для культурных и постколониальных исследований [7, с.38].

В этой связи А.Эткинд отмечает, что в ситуации же Российской империи «доминирование и гегемония не просто принадлежали разным историческим агентам, но развивались в полярных направлениях: силовое доминирование принадлежало Российской империи, а культурная гегемония, наоборот, оставалась за коренным населением» [7, с.282-283]. Трудно однозначно согласиться с мыслью, что культурное влияние Российской империи на коренные народы было не очень сильным (в качестве примера можно привести процессы христианизации или формирование элит), однако нельзя отрицать и влияния коренных народов на империю, о котором пишет А.Эткинд.   Таким образом, он вводит понятие отрицательной гегемонии, под которым понимает интерес к культуре присоединённых народов, её изучение и заимствование отдельных элементов [7, с.282-283].

Необходимо отметить, что многонациональность и поликультурность являются одними из наиболее важным характеристик империи. Так, «Академический словарь теории и истории империй», созданный коллективом авторов Исторического факультета СПбГУ и вышедший в 2012 году, предлагает в качестве одного из определений империи следующее: «политическое (государственное) полинациональное образование, в котором существует неравенство наций (этносов) и территорий, причем одни (титульная нация, метрополия) находятся в привилегированном положении за счет эксплуатации и приниженного положения других (национальные меньшинства, колонии)» [1, с.149].

В этой связи интересен и важен, на мой взгляд, сам титул российского императора. «Божиею поспешествующею милостию, Мы, NN, Император и Самодержец Всероссийский, Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский; Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Польский, Царь Сибирский, Царь Херсониса Таврического, Царь Грузинский; Государь Псковский и Великий Князь Смоленский, Литовский, Волынский, Подольский и Финляндский; Князь Эстляндский, Лифляндский, Курляндский и Семигальский, Самогитский, Белостокский, Корельский, Тверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных; Государь и Великий Князь Новогороданизовския земли, Черниговский, Рязанский, Полотский, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кондийский, Витебский, Мстиславский, и всея северные страны Повелитель; и Государь Иверские, Карталинские и Кабардинские земли и области Арменские; Черкасских и Горских Князей и иных Наследный Государь и Обладатель; Государь Туркестанский; Наследник Норвежский, Герцог Шлезвиг-Голстинский, Стормарнский, Дитмарсенский и Ольденбургский, и прочая, и прочая, и прочая» [8, с.6]. Как мы видим, в титуле упоминаются не только различные исконно русские территории, но и отражается разнообразие народов, населяющих империю. Более того, непонятна и запутана сама логика перечисления земель. Так, Лифляндия поставлена на одну ступень с Тверью, а Туркестан с Рязанью. Также равными по статусу, согласно имперскому титулу, являются Польша и Сибирь несмотря на разницу во времени их присоединения к России. Кроме того, в титуле в качестве владения российского императора указаны и территории, не присоединённые к России [8, с.6-7]. Современный исследователь титулов российских монархов Александр Филюшкин придерживается мнения, что принципы включения земель в титул российского императора произвольны или непонятны [5, с.203-210]. Можно предположить, что они носят не только исторический и политический, но и символический характер.

         Однако помимо отражения факта многонациональности в официальных документах и формулировках, Российской империей велась большая работа по изучению собственных территорий и населяющих их этносов. Иногда такая деятельность была побочным, хотя и важным следствием географических экспедиций, организованных Академией наук, носящих военно-стратегический характер, иногда - парадно демонстративный, как в случае ритуальных путешествий по Империи Екатерины II. Несмотря на то, что антропологические изыскания никогда не были единственной целью таких путешествий, они накапливали важный материал, использующийся и в современных исследованиях. Многие народы России (ижора, ненцы, якуты, татары, тунгусы, мордва, чуваши, марийцы и другие) изучают свое прошлое с помощью описаний путешественников по империи, а также оставшихся в имперской культуре памятники её имперского могущества.

Империя уделяла особое внимание тому, чтобы в ходе исследований получать объективную информацию, а не некую художественную проекцию. В частности, существовали особые предписания для художников: «В изображении иноплеменных народов надлежит вам стараться списывать с них вернейшие портреты и сохранять в оных характер, свойственный каждому народу или племени… хотя бы они казались или действительно были уродливы, ибо в рисунках Ваших натура должна быть представлена как она есть, а не так как она может быть красива и совершенна» [2, с.42]. Преподнося отчёт императору, исследователи говорили: «Главным свойством описания путешествия почитается достоверность» [2, с.43].

В отличие от письменного отчета, рисунки считались достоянием Академии наук, а не собственностью автора. В связи с этим они в течение длительного времени использовались в научных изданиях и считались объективным свидетельством. Известными примерами таких рисунков являлись работы И.В. Люрсениуса, И.Х. Буркана и И.К. Деккера, сделанные во время «Великой Северной экспедиции» (1733—1743) и впоследствии неоднократно использовавшиеся в качестве иллюстраций к различным последующим путешествиям [2, с.43].

Важной страницей в изучении народов империи является работа гравера из Нюрнберга Христофора Рота, служившего в Петербургской академии наук.  Он систематизировал все собранные ко второй половине XVIII века иллюстративные сведения о народах Российской империи. В 1774—1775 гг. он издавал художественный журнал «Открываемая Россия», где впервые публиковал эти гравюры.

Девяносто пять гравюр из числа первых и наиболее удачных Рот собрал в альбом. Вероятно, он был подарен самой императрице. Как и в журнале «Открываемая Россия», единственным текстом, который привёл Рот, были сопроводительных подписей к гравюрам.

Сам Рот никогда не ездил в этнографические экспедиции, тем не менее его изображения отличаются исторической достоверностью. Е.А.Вишленкова считает, что у его гравюр было три источника: более ранние гравюры, рисунки, находящиеся в архиве Академии рисунков и образцы костюмов из Кунсткамеры, коллекция которой активно пополнялась с каждой новой экспедицией [2, с.48-51].

Гравюры Рота пользовались у современников большим успехом. В 80-е годы XIХ века Императорским фарфоровым заводом была выпущена серию фигурок, изготовленных по «Открываемой России», в то время как до этого сюжетом для декоративной скульптуры были лишь мифологические темы [2, с.62-64].

В 1776 г. Академик Петербургской академии наук Иоанн Готлиб Георги поместил гравюры Рота из «Открываемой России» в свой труд «Описании всех обитающих в Российском государстве народов, их житейских обрядов, обыкновений, одежд, жилищ, упражнений, забав, вероисповеданий и других достойнопамятностей». В предисловии к немецкому варианту Георги отмечал, что к данному труду его побудил именно замысел Х.Рота [2, с.53]. Георги писал, в частности, об армянах, грузинах, поляках, калмыках [3].

В работе Георги нашли отражение планы и карты, предметы культа, одежда, предметы быта, оружие.       В трактате П.С. Палласа «Путешествие по разным местам российского государства» также изображены этнические костюмы, причём они показаны трех видах: со спины, фронтально и в профиль. Однако, отличие от работ Георги заключается в том, что у данных изображений нет пейзажа, окружающего ландшафта, они изображены, как манекены [2, с.44-46].

Георги считал народное разнообразие подданных богатством империи. Эта идея понравилось Екатерине II, которая приказала печатать издание «за счет кабинета, но в пользу автора» [2, с.61]. Кроме того, акцент на многообразие этносов проявлялось и в других сферах: изображение портрета монарха на картах в окружении представителей народов, подносящих монарху результаты своих традиционных занятий, метафора возделываемых плодов или взращиваемых детей в поэзии [2, с.61].

Таким образом, присутствие в составе Российской империи было важным для сохранения сведений о традиционной этнической культуре. Каждая традиционная культура итак или иначе уходит в прошлое, и в этой связи сохранение этнографических данных, в том числе полученных в результате целенаправленного и профессионального исследования, бесценно. Настоящая статья показала, что в Российской империи работа в этом направлении  велась и принесла хорошие результаты.

 

Литература и использованные источники

  1. Академический словарь теории и истории империй/под.ред. Барышникова Н. и др. – СПб.: 2012.
  1. Вишленкова Е.А. Визуальное народоведение империи, или «Увидеть русского дано не каждому». — М.: 2011.
  1. Георги И.Г. Описание всех обитающих в Российском государстве народов, их житейских обрядов, обыкновений, одежд, жилищ, упражнений, забав, вероисповеданий и других достопамятностей. — М.:2007.
  1. Гумилёв Л.Н. «В Горбачёве я вижу Августа» // Союз. - 1991 г. [электронный ресурс] - Режим доступа: http://gumilevica.kulichki.net/articles/Article71.htm – Загл.с экрана.
  1. Филюшкин А.И. Титулы русских государей - СПб: 2006.
  2. Шимов Я. Империя и нация // Октябрь – 2012 г. - №7. [электронный ресурс] - Режим доступа: http://magazines.russ.ru/october/2012/7/r10.html – Загл.с экрана.
  1. Эткинд А. Внутренняя колонизация. Имперский опыт России.
  2. Эткинд А., Уффельманн Д., Кукулин И. Внутренняя колонизация России: между практикой и воображением // Там, внутри. – М.: 2012.



Вконтакте


Facebook


Что бы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти на сайт


Автоматический вход Запомнить
Забыли пароль?



Асфандиярова
Алсу
Анваровна

Владимир Владимирович! На Ваш взгляд выражение "имперский дух" что выражает?



2015-02-23