Худин Кирилл Станиславович "Документы Аптекарского приказа в собрании Архива Санкт-Петербургского отделения Института Истории (СпбИИ) РАН (1654-1655 гг.): по материалам «Коллекции московских актов» (к. 249) и «Коллекции Н.П. Лихачева» (к. 238)"


Аспирант РГГУ 

Документы Аптекарского в архиве Архива Санкт-Петербургского отделения Института Истории (далее СпбИИ), в отличие от Российского Государственного архива Древних Актов (далее — РГАДА) не представляют из себя отдельного фонда[1], а находятся в составе коллекций: «Коллекции московских актов» (к. 249)[2] и «Коллекции Н.П. Лихачева» (к. 238). Последняя, разделена на картоны, где документы Аптекарского приказа объединены в картоне № 57[3]. Всего 30 ед. хр.: 23 ед. хр. и 7 ед. хр. соответственно. Необходимо отметить также наличие одного документа в «Коллекции Н.Ф. Романченко»[4], однако он не будет нами рассмотрен в статье, т. к. датирован 1692 г., что не входит в исследуемые нами хронологические рамки.

Самый ранний документ к. 249 датирован 19 декабря 1632 г. - это память из Разрядного приказа в Аптекарский с требованием прислать двух лекарей в крепость Белую к воеводе С.В. Прозоровскому[5]. Это документ был полностью опубликован еще в 1841 г. в Актах исторических[6], и потому мы не будем на нем подробно останавливаться. Скажем лишь то, что в РГАДА хранится отпуск с ответного документа[7], согласно которому в полки посылаются лекари Кашпар Давыдов и Томас Утин — этот документ также опубликован[8]

Документы, созданные после 1672 г. (7 ед. хр.) в данной статье рассматриваться не будут[9]. Это связано с тем, что в этом году происходит фактически преобразование Аптекарского приказа в два разных ведомства с несколько различающимися функциями: старый Аптекарский приказ и Приказ Новой аптеки[10]. Основная масса документов отложившихся в указанных выше двух коллекциях датируется весьма узким периодом 1654-1655 гг.[11]

Поскольку собрание документов представляет собой именно коллекции, то весьма трудно говорить о какой-либо внутренней структуре фонда. Несмотря на  то, что некоторые ед.хр. объединены тематически, правильнее всего будет рассматривать источники по видовому признаку, или тематически-видовому.

Рога «единорога».

Вначале рассмотрим два документа из коллекции Н.П. Лихачева[12]. Они посвящены экспертизе «инроговых» рогов, которые для продажи царю прислал Петр Марселис, а экспертами сделки выступили доктор Артман Граман и Андрей Виниус-старший. Тематически к ним также примыкает один документ из коллекции № 249[13]. Последний — представляет собой «сказку» доктора Артмана Грамана об осмотре им рогов, а документы из коллекции № 238 — отписки временного главы Аптекарского приказа Ивана Андреевича Милославского к царю в его стан под Смоленском в 1655 г..

Процедура освидетельствования рогов единорога и их места в культуре России XVII века подробно описаны в статье британской исследовательницы Клэр Грифин[14], которая проводила свои изыскания в РГАДА. К сожалению, документы архива СпбИИ, окались для нее недоступны и не были использованы при написании статьи.  

Меж тем эти документы содержат весьма интересную информацию, причем относящуюся не только к данной теме.

Во-первых, документ из «Коллеции московских актов»[15] строго говоря представляет собой не саму «сказку» доктора А. Грамана, а только лишь отпуск с неё, который слово в слово повторяет текст оригинала. В отличие от оригинала (которых хранится в РГАДА),[16] отпуск не имеет подписи самого доктора. Оригинал был подклеен к докладу для Государя, который в это время  находился со своими воеводами в походе против Польши. 

Во-вторых, исходя из текста «сказки» Грамана можно понять, что рога были им осмотрены сразу же после того как Петр Марселис принес их к Илье Даниловичу Милославскому — т. е.  5 марта 1655 г.[17], или вскоре после этой даты. Однако, как мы видим, переписка о покупке товара затянулась на несколько месяцев, что не удивительно, потому что речь шла об очень крупных суммах: от 1000 за маленький рог до 5000 рублей за два побольше[18]. Фунт золота стоил «всего» 120 рублей[19].

И.Д. Милославский покинул Москву вместе с царем в 165... г.[20] и эта сделка была поручена окольничему И.А. Милославскому, наряду с обязанностями «Оптекарский приказ всякими делы ведать»[21]. Окольничий торговался с Марселисом как мог - «торговал всякими мерами»[22].

Первая отписка[23] И.А. Милославского является ответом на царскую указную грамоту, которая была  создана в стане в Смоленске 1 мая и попала в Москву не позже 12 мая 1655 г. Грамота была послана с дьяком Максимом Лихачевым[24]. К сожалению, датировать отписку можно лишь приблизительно (что и было сделано при ее описании в архиве), т. к. конец дела утерян. Крайняя дата, упоминаемая в тексте — 12 мая 1655 г.[25]

Согласно С.Б. Веселовскому[26] (со ссылкой на А.П. Барсукова[27]) этот дьяк был в Смоленске до 27 марта этого года, однако тот факт, что он отвозил в Москву несколько грамот (о других будет сказано ниже), которые были созданы не ранее 30 апреля — 1мая свидетельствует о том, что в это время он еще был в Смоленске. К тому же известная дата его следующего назначения дьяком Иноземского приказа относится к июлю того же года. Достоверных сведений о его судьбе с 1 мая по июль 1655 г. у нас нет.

В ответ, И.А. Милославскому было поручено, посоветовавшись с Граманом, из трех рогов «выбрать два рога лутчих» и «торговать на соболи», а если Марселис «учнет цену держать большую» - купить только «один рог доброй». Продавец, однако, «бил челом словесно» и настаивал на том, что «за болшой за лутчей рог пять тысеч рублев [,] за середней четыре тысячи рублев [,] за меншой тысечи рублев [,] всего десет тысяч рублев [,] а менши де того взять нелзе»[28].

Вторая челобитная  Милославского датирована не ранее 24 июня — днем когда пришла из стана царская грамота. В этом источнике упоминается еще один персонаж — Андрей … Виниус - «иноземец, гость», который в то время снабжал «государеву аптекарскую казну» различными заграничными товарами[29] Он появляется «на сцене» в тот момент, когда договоренность о сделке, казалось бы, уже была достигнута. Очевидно, что «гость» мог, как и доктор Граман весьма неплохо разбираться в таком товаре как «рога единорога». 13 июля 1655 г., он «извещал» И.А. Милославского, т. е. подал ему извет, в котором сообщал важну информацию, существенно расходящую с оценками Грамана. Во-первых, с самого начала своего изложения, Виниус сомневается в подлинности рогов, и говорит о них весьма критично, хотя и дипломатично: «которые тое кости н[ы]не в Оптекарском приказе продают, а называют их инроговыми и сказывают, что сила в них добрая есть [курсив мой — К.Х.]»[30]. Во-вторых, цену, которую за них просит Марселис кажется ему слишком высокой: «а держат их в высокой цене а мочно де тех костей взять и дешевле … многим у галанца у Якова Инлопенва в Абстрадаме [Амстердаме — К.Х.[31]. Это удар явно в сторону Петра Марселиса. Фактически — это обвинение в попытке нажиться на русской казне. Однако, самое главное как описывает Виниус описывает эти «рога»: «те кости водяного зверя выбивает море [выбрасывает на берег — К.Х.] на китовой ловле где китов много в Грунлянской земле [Гренландии — К.Х.] и в Индые»[32]. «Те ево изветные речи за ево Андреевою рукою» И.А. Милославский послал к царю[33].

И.А. Милославский «допрашивал» Марселиса «прямые ль те роги индроговые или водяного зверя и даст ли он Петр в том поруки», но тот «поруки по себе … не дал» и сказал, что «где те роги добыты в котором государстве и он де Петр в том государстве не бывал»[34]

Напомним, что Граман ни сколько не сомневался в подлинности рогов и их чудодейственной силе. Подобные сомнения Виниуса вряд ли могли строится только лишь на его догадках. Это было фактически обвинение доктора Грамана и гостя Марселиса в обмане Государя. Для такого серьезного шага гость Виниус, вероятно, мог бы воспользовался отъездом Артмана из Москвы в стан к Государю и его отсутствием в столице.

Дело в том, что доктор был «оставлен на Москве за болезнею..., а срок учинен стати ему на нашей службе [в полках] Маия 1 числа нынешняго 163 году»[35]. Это мы узнаем из еще одной грамоты, которую вез Максим Лихачев к Ивану Андреевичу Милославскому. Видимо, в начале марта он еще был здоров, когда производил осмотр рогов. Список с этой грамоты отложился в СпбИИ[36], однако конец его утерян: ни где создана указная грамота, ни с кем послана там не указано[37]. Однако, самое главное, что в составе этого документа сохранился черновикответа И.А. Милославского[38] (это позволяет нам проследить как создавался документ[39]. 12 мая Иван Андреевич выслал к Государю из числа запрошенных только лекаря Ивана Губина и лекарского ученика Сидора Григорьева, «а Артман Граман [лежит зело руками и ногами не владеет][40] [и у[41]] костоправа [у] Первушк[и][42] Петрова [выслати на твою г[о]с[у]д[а]р[е]ву[43]] службу нелзя][44] [8-й[45] день][46] нога переломлена [,] выслать их вскоре на твою  Г[о]с[у]д[а]р[е]ву службу [никоторыми мерами][47] нелзя а как им учнут обмагати[48]...[49]»[50]. Вероятнее всего, они получили эти травмы когда были на службе под Смоленском[51].

Видимо поэтому, Виниус так затягивал с подачей извета и ждал пока доктор Граман поправится и покинет Москву[52].

Кроме того, из отписки Милославского, мы узнаем, что Виниус в момент создания (или отправки) документа, т.е. «а н[ы]не он под началом в Чюдове м[о]н[ас]т[ы]ре»[53]. По мнению Т.А. Опариной это означает, что он находился под оглашением перед сменой веры[54]. Этот бесповоротный шаг позволял ему рассчитывать на дополнительное покровительство со стороны царя.

Клэр Гриффин совершенно справедливо отмечает, что «важнейшее отличие между западноевропейскими текстами и докладами Аптекарского приказа состоит в отсутствии ссылок на Библию» и то, что «они [врачи Аптекарского приказа] сознательно решили не привлекать внимание к этому факту». Она полагает, что «можно предположить, что им было велено не затрагивать проблем, связанных с религией. Приказ диктовал им не только, о чем писать, но и как писать»[55]. Однако вышеописанные противоречия в текстах двух иностранцев показывают, что какая-то единая позиция вряд ли отсутствовала. Что касается иностранцев, то, скорее всего, они сами не желали участвовать в религиозных дискуссиях. Со времен спора иосифлян и нестяжателей в начале XVI века в России отсутствовали широкие и публичные дискуссии на теологические темы. Дискуссия в 1660-х гг. окончилась для церкви в общества гражданским противостоянием и расколом на несколько столетий.

Так в этой переписке о покупке рогов причудливо переплелись взаимоотношения иноземцев, их противоречия и интриги.

 

 

 

 


[1]             РГАДА. Ф. 143. Аптекарский приказ. Оп. 1, 2, 3.

[2]             СпбИИ. К. 249. Коллекция московских актов.

[3]             Там же. К. 238. Коллекция Н.П. Лихачева. Оп. 3. Карт. 57.

[4]             Там же. К. 116. Коллекция Н.Ф. Романченко. Карт. 2.

[5]             Там же. К. 249. Д. 6.

[6]             АИ. М., 1841. Т. III. № 173.

[7]             РГАДА. Ф. 143. Оп. 1. Д. 97.

[8]             Матерьялы для истории медицины в России (далее - Матерьялы). Вып. 1. Спб, 1881. С. 29-30.

[9]             СпбИИ. К. 249. Д. 66, 72; К. 238. Оп. 3. Карт. 57. Д. 3-7.

[10]           См., напр.: РГАДА. Ф. 143. Оп. 2. Д. 967, 1012, 1023,1030; Оп. 3. Д. 26, 28.

[11]           СпбИИ. К. 249. Д. 19-38. К. 238. Оп. 3. Карт. 57. Д. 1, 2.

[12]           Там же. К. 238. Оп. 3. Карт. 57. Д. 1, 2.

[13]           Там же. К. 249. Д. 25.

[14]    Грифин Клэр. Рог единорога: медицина и тайные средства при Московском дворе // ГИИМ: Доклады по истории 18 века - DHI Moskau: Vorträge zum 18. Jahrhundert Nr. 8(2010).

[15]           СпбИИ. К. 249. Д. 25.

[16]           РГАДА. Ф. 143. Оп. 2. Д. 144. Опубл.: Матерьялы. Спб., 1884. Вып. 3. С. 636-637.

[17]           СпбИИ. К. 249. Д. 25; РГАДА. Ф. 143. Оп. 2. Д. 144. Опубл.: Матерьялы. .. Спб., 1884. Вып. 3. С. 636.

[18]           Там же. К. 249. Д. 1.

[19]    Грифин Клэр. Указ соч. С. 3.

[21]           СпбИИ. К. 238. Оп. 3. Карт. 57. Д. 1. Л. 1.

[22]           Там же. Д. 2. Л. 1.

[23]           СпбИИ. К. 238. Оп. 3. Карт. 57. Д. 1.

[24]           РГАДА. Ф. 143. Оп. 2. Д. 144, 145. Опубл.: Матерьялы. Спб., 1884. Вып. 3. С. 638-639.

[25]           СпбИИ. К. 238. Оп. 3. Карт. 57. Д. 1. Л. 1.

[26]           Веселовский С.Б. Дьяки и подьячие XV-XVII веков. М., 1975. С. 295.

[27]           Барсуков А.П. Списки городовых воевод... С. 209.

[28]           Матерьялы. М., 1884. Вып. 3. С. 640.

[29]           РГАДА. Ф. 143. Оп. 2. Д. 21, 105, 129. Опубл.: Матерьялы. Спб., 1883. Вып. 2. С. 143-144; 1884. Вып. 3. С. 622-625.

[30]           СпбИИ. К. 238. Оп. 3. Карт. 57. Д. 2. Л. 3.

[31]           Там же.

[32]           СпбИИ. К. 238. Оп. 3. Карт. 57. Д. 2. Л. 3.

[33]           СпбИИ. К. 238. Оп. 3. Карт. 57. Д. 2. Л. 2.

[34]           СпбИИ. К. 238. Оп. 3. Карт. 57. Д. 2. Л. 2.

[35]           РГАДА. Ф. 143. Оп. 2. Д. 145. Опубл.: Матерьялы. Спб., 1884. Вып. 3. С. 639.

[36]           СпбИИ. К. 249. Д. 36.

[37]           Последние слова «Писан на...». [Там же. Л. 2.].

[38]           Там же. Л. 3.

[39]           Примечательно, например, что в этом источнике слово «доктор» написано через букву «К», но она зачеркнута и сверху написана «Х», т. е. «дохтор». [Там же. Л. 3].

[40]           Написано над строкой другими почерком и чернилами.

[41]           Переправлено с союза «а».

[42]           Окончание слова переправлено с «у» на «а».

[43]           Восстановлено по смыслу.

[44]           Зачеркнуто.

[45]           Выносная буква неразборчиво.

[46]           Далее до конца документа — другим почерком. Зачеркнуто.

[47]           Зачеркнуто.

[48]           "Обмагати — пересиливать, одолевать". [Словарь русского языка XI-XVII вв. Вып. 12. М., 1987. С. 91]. Мы понимаем, что здесь, в этом контексте, речь идет о преодолении болезни — выздоровлении.

[49]           Нижний край документа поврежден. Далее прочитать текст не представляется возможным.

[50]           СпбИИ. К. 249. Д. 36. Л. 3.

[51]           РГАДА. Ф. 143. Оп. 2. Д. 106. Опубл.: Матерьялы. Спб., 1883. Вып. 2. С. 144-145.

[52]           Напомним, он подал его только 13 июля 1655 г. [СпбИИ. Ф. 238. Оп. 3. Карт. 57. Д. 2. Л. 2]

[53]           СпбИИ. К. 238. Оп. 3. Карт. 57. Д. 2. Л. 2.

[54]           Выражаю особую признательность Татьяне Анатольевне за указание на это факт.

[55]           Грифин К. Рог единорога... С. 9-10.

 




Вконтакте


Facebook


Что бы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти на сайт


Автоматический вход Запомнить
Забыли пароль?