Котышев Дмитрий Михайлович "Ранняя истории Киева в контексте истории Восточной Европы VIII-X вв."


кандидат исторических наук, МБОУ "Лицей № 13" г. Троицка Челябинской области

В минувшем году, объявленном годом российской истории, отмечалось 1125 лет русской государственности. С зарождение государственности на Руси самым тесным и непосредственным образом связана проблема происхождения и развития Киева, ставшего столицей Русской земли. На сегодняшний день эта проблема, имеющая обширную историографическую традицию, тем не менее далека от своего окончательного разрешения. Это обстоятельство побуждает меня вновь обратиться к имеющимся данным, попытаться рассмотреть становление и развитие центра Среднего Поднепровья в общем контексте восточноевропейской истории VIII-X вв.

Еще с XIX века оформились две концепции возникновения и развития Киева. Первая полагала, что князь Кий, основатель города, являлся реальной исторической фигурой; данный постулат был сформулирован еще Н.М. Карамзиным. Другая концепция относилась к летописной легенде об основании Киева с изрядной долей скептицизма, полагая, в лучшем случае, Киев в качестве племенного центра полян. Скептицизм историков, разделявших эту точку зрения, понятен — вплоть до начала ХХ века археологические данные, доказывавшие существование Киева в незапамятные времена, отсутствовали; летописная же легенда об основании города носила явные черты эпического предания[1].

Только с началом ХХ века, когда начались систематические исследования Киева раннеславянской и древнерусской эпохи, в руках исследователей оказался обширный археологический материал. Речь здесь идет о раскопках В.В. Хвойки и Д.В. Милеева, имевших огромное значение для последующего изучения Киева. Ими были введены в научный оборот такие памятники, как фундаменты Десятинной церкви, фортификационный ров, языческий могильник Х века, остатки двух каменных строений («дворцов»), а также двух сооружений, одно из которых было определено как «капище».

Однако события 1914-1920 гг. — Первая мировая война, революция 1917 г. и гражданская война на Украине1918-1920 гг. привели к утрате большинства материалов исследований 1908-1914 гг. Полевая документация оказалась почти полностью утеряна, а последующие публикации сохранившихся в архивах материалов далеко не всегда позволяют воссоздать полную картину проводимых В.В. Хвойкой и Д.В. Милеевым раскопок.

В советское время археологические исследования Киева возобновились, однако и тут была своя специфика. Руководители раскопок на Замковой и Старокиевской горах С.С. Магура и Н.Ф. Мовчановский были репрессированы в 1937-1938 гг. Это привело к фактическому выпадению из научного оборота полевой документации проводимых ими исследований.

В результате итоги археологических исследований Киева первой половины ХХ века были обобщены только в работах М.К. Каргера. Ученый сформулировал идею о том, что Киев как единый город возник только в конце X в. путем слияния трех родовых поселков. Этот тезис М.К. Каргера лег в основу неопубликованной работы И.Е. Иванцова, полагавшего, что ядром города стали три городища на Старокиевской, Замковой и Лысой горах. Указанная работа не была опубликована при жизни автора, однако ее сведения активно использовались в своем труде М.К. Каргером, правда без указания на источник.

Концепция И.Е. Иванцова (в изложении М.К. Каргера), была воспринята М.Ю. Брайчевским и М.Н. Тихомировым, отразившись в их работах. Позднее В.В. Мавродин и И.Я. Фроянов развили эту концепцию, предположив, что слияние древнейших киевских городищ в единое целое является проявлением общинного синойкизма, свойственного большинству раннеклассовых обществ.

Вместе с тем, в 70-е и в начале 80-х гг. ХХ в. были предприняты серьезные попытки пересмотреть дату возникновения Киева в сторону ее удревнения. Эти попытки основывались на той концепции, которая была сформулирована в работах Б. А. Рыбакова. Ученый был склонен видеть в Кие князя возникшего, по его мнению, в Среднем Приднепровье в VI в. племенного княжения полян. Как полагает Б. А. Рыбаков, время основания городища на Старокиевской горе приходится на конец V – начало VI в.[2] После открытия на Старокиевской горе в 1971 г. жилища пражской культуры VII века точка зрения Б.А. Рыбакова стала активно развиваться П.П. Толочко.

Этот тезис о ранней дате основания Киева привлек внимание партийно-политического руководства УССР. Не без инициативы первого секретаря ЦК КП УССР В.В. Щербицкого и вице-президента АН УССР П.Т. Тронько было принято решение о праздновании в 1982 году 1500-летнего юбилея города.

Практическим итогом этого юбилея стало утверждение в советской исторической науке положения о том, что уже в VI-VII вв. поселения на правом берегу Днепра возникает поселение, которое интерпретируется, как своеобразный «эмбрион города». На протяжении VIII-IX вв. это поселение превратилось в раннефеодальный город; уже в IX-Х вв. город переходит в средневековую стадию[3].

Однако еще с середины 50-х гг. ХХ века раздавались скептически настроенные голоса по поводу концепции древнерусской истории Б.А. Рыбакова. Особо стоит отметить работы В.А. Богусевича, посвященные исторической топографии Киева, которые так, к сожалению, и остались неопубликованными. Однако его идеи о Подоле как первооснове древнего Киева (в противовес утверждениям П.П. Толочко и Б.А. Рыбакова о Старокиевской горе как древнейшем киевском средоточии), получили второе рождение после резонансных раскопок на Подоле 1971-1975 гг., когда была открыта городская застройка конца IX — X вв.

После наступления 90-х гг. XX в., когда основные идеи Б.А. Рыбакова были подвергнуты критике, гипотеза В.А. Богусевича пережила второе рождение в работах М.А. Сагайдака. Исследователь предложил такую схему развития древнейшего Киева — раз на Подоле жилая застройка фиксируется уже в начале Х в., а на Старокиевской только курганный могильник, то, следовательно, этот могильник принадлежал жителям Подола[4]. Эту идею о Подоле как своеобразной «колыбели Киева» поддержали в своих работах Ю.В. Писаренко, В.Н. Зоценко, К.А. Михайлов[5].

В дальнейшем почти все указанные авторы были подвергнуты критике П.П. Толочко, отстаивающим по-прежнему свою точку зрения и утверждающего, что древнейшее киевское городище существовало в VI-VII вв.

Материалы дискуссии говорят, по моему мнению, что обсуждаемая проблема далека от своего окончательного разрешения. Поэтому попробую изложить результаты своих наблюдений над различными сценариями возникновения Киева.

Та концепция, которую отстаивает П.П. Толочко, исходит из утверждения, что Старокиевская гора являлась эмбрионом древнерусского города. Речь идет, в первую очередь, об остатках древнейшего городища на северо-западном отроге горы, вблизи территории ГИМ Украины. На этой территории выявлены археологическими исследованиями остатки укреплений городища и несколько жилищ.

Главным аргументом в пользу ранней датировки считается находка жилища пастырской культуры во время сезона 1971 г. Однако подобная находка единична и не связана с укреплениями городища, которые относятся к более позднему времени — концу IX – X вв. Новейшие исследования рва городища, проводимые в 2007-2011 гг. показали, что все три строительных этапа относятся к указанному времени. Кроме того, датировка жилищ, обнаруженных в 1958 и 1965 гг. вызывает много вопросов. Внимательное изучение отчетных материалов полевых исследований дает повод, по моему мнению, усомниться в достоверности сведений, представленных в публикациях — в обоих случаях керамика раннеславянского времени VII-VIII вв. встречается в переотложенных слоях древнерусского времени. Более достоверные данные имеются о жилище, обнаруженном в 1939 г., который на основании керамического комплекса датируется VIII-IX вв.

Изучение рва городища на сегодняшний день полностью опровергает утверждения о его существовании ранее IX века. Реконструкция оборонительных сооружений, предложенная В.К. Козюбой, позволяет говорить о том, что их возведение было предпринято в самом конце IX в. Примечательно, что аналогичные сооружения возводятся и на Черниговщине, что говорит, на мой взгляд, об отражении общих социальных и культурных процессов.

Сами же славянские поселения культуры Луки-Райковецкой, характерной для славян Правобережья Днепра не имеют отношения к Старокиевской горе, поскольку группируются вокруг Замковой горы, представляя собой топографически структуру обычного славянского «гнезда поселений» VIII-IX вв.

Изменения начинаются с появления поселения на Подоле, вблизи днепровской гавани. Нижняя хронологическая граница подольского поселения на сегодняшний день маркируется срубом на Житнем рынке, дендродата которого — 887 г. Примечательно, что появление поселения на Подоле вскоре приводит и к возникновению укрепления на Старокиевской горе, защищавшего подступы к поселению.

Таким образом, археологические разыскания подтвердили предположения, выдвинутые в свое время еще В.А. Богусевичем, считавшим Подол ядром древнейшего Киева, а укрпеленные поселения на Старокиевской горе — вторичными по отношению к нему. А.В. Комар убедительно полагает, что возникновение поселения на Подоле может быть отождествлено с деятельностью князя Олега, отраженной в летописи.

В целом, топография древнейшего Киева, какой она предстает по результатам современных исследований, (открытое поселение вблизи гавани и расположенное рядом с ним городище) оказывается схожей с топографией Ладоги, Рюрикова городища и Гнездова IX-X вв. На мой взгляд, К.А. Михайлов совершенно прав, помещая ранний Киев в один типологический ряд с другими открытыми торгово-ремесленными поселениями (ОТРП). Возникновение Киева как ОТРП в Среднем Поднепровье отражает включение Южной Руси в систему формирующихся трансконтинентальных торговых путей. Это позволяет сделать вывод, что активное участие Среднего Поднепровья в IX-X вв. в системе международной торговли сыграло решающую роль в деле зарождения древнерусской государственности. И история раннего Киева является тому наглядным примером.

 

 

 


[1] См.: Мельникова Е.А. Легенда о Кие: о структуре и характере летописного текста // А се его сребро: Збiрник праць на пошану чл. – кор. НАНУ М. Ф. Котляра з нагоди його 70-рiччя. Київ, 2002. C.

[2] См.: Рыбаков Б. А. Город Кия // Вопр. ист. 1980. № 5. С. 47; Он же. Киевская Русь и русские княжества XII-XIII вв. М., 1982. С. 90-107.

[3] См.: Толочко П. П. Происхождение и ранние этапы истории древнего Киева // Новое в археологии Киева. Киев. 1981, с. 43-47; Он же. Происхождение и раннее развитие Киева (к 1500-летию основания) // История СССР, 1982, № 1, с. 43; Он же. Древний Киев. Киев. 1983, с. 29.

[4] См.: Сагайдак М.А. Актуальні питання зародження та формування раннього Києва // Магістеріум. Археологічні студії. Вип. 6. 2001. С. 14-15.

[5] См.: Писаренко Ю. Першопочатки Києва: наукові уявлення та народна традиція // Київська старови­на. № 1. 2002. С. 30-32; Зоценко В.Н. Скандинавские древности и топография Киева «дружинного» периода // Ruthenica. Т. II. 2003. С. 27-52; Михайлов К.А. Киевский языческий некрополь и церковь Богородицы Десятинная // Россий­ская археология. № 1. 2004. С. 35.

 

 




Вконтакте


Facebook


Что бы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти на сайт


Автоматический вход Запомнить
Забыли пароль?