Хохлов Дмитрий Юрьевич "Архивные уголовные дела как источник по истории Второй мировой войны"


 

 к.и.н., с.н.с. Центра публикации источников по истории России ХХ века Института российской истории РАН

Большой археографический взрыв, используя терминологию В.П. Козлова, открыл историкам целые пласты неизвестных ранее документов. Один из примеров – материалы архивных уголовных дел, которые вели органы государственной безопасности в отношении иностранных граждан, причастных к подготовке и проведению войны против СССР (бывшие военнослужащие, государственные и партийные функционеры стран «оси»). Уголовные дела заводились на нацистских военных преступников, осуждённых советскими судебными органами на территории Германии в 1945-1953 гг. или военно-полевыми судами и военными трибуналами по месту дислокации органов, проводивших аресты и предварительное расследование[1]. Из общего числа всех военнопленных к уголовной ответственности в конце 1940-х - начале 1950-х гг. было привлечено более 37 тысяч немцев. Примерно треть из них была осуждена в 1945-1947 гг., остальные – в 1949-1950 гг.[2].

Для полноценной источниковедческой критики документов архивных уголовных дел необходимо учитывать, что информация такого рода собиралась и документировалась с определённой целью – сформировать доказательную базу для проведения открытых судебных процессов.

Только за последние пять лет вышли в свет три крупных сборника документов базирующиеся на материалах архивных уголовных дел: «Генералы и офицеры вермахта рассказывают… Документы из следственных дел немецких военнопленных. 1944-1951», «Тайны дипломатии третьего рейха. 1944–1945», «Вермахт на советско-германском фронте: Следственные и судебные материалы из архивных уголовных дел немецких военнопленных. 1944–1952»[3]. В названных работах опубликовано свыше 400  документов из уголовных дел, хранящихся в Центральном архиве ФСБ России. В основном это протоколы допросов и собственноручные показания нацистских чиновников и офицеров, сообщавших подробные сведения о подготовке Германии ко Второй мировой войне и агрессии против СССР.

Комплекс этих материалов представляет большую научную ценность, поскольку содержит значительный объём новой, ранее неизвестной информации. Она существенно расширяет возможности для более глубокого анализа и оценки исторических событий, позволяет точнее восстановить логику происходившего, понять взаимосвязь отдельных явлений и выявить факторы, повлиявшие на принятие важнейших военных и политических решений. Историкам могут сопоставить показания военных, разведчиков и дипломатов, сравнить их с опубликованными ранее документами нацистских органов власти, мемуарами, воспоминаниями и дневниками. Большинство подследственных, видя, что война близится к завершению или уже окончена, старались облегчить свою участь, сообщив как можно больше ценной информации.

В совокупности с материалами архивных уголовных дел, заведённых в отношении немецких нацистских преступников, следует рассматривать аналогичные дела в отношении представителей военных и политических кругов стран – союзников Германии. Так в сборнике статей и документов «Великая Отечественная война. 1941 год» в 2011 г. впервые опубликованы протоколы допросов «кондукатора» Румынии маршала Иона Антонеску, бывшего заместителя премьер-министра Румынии Михая Антонеску и бывшего начальника Генерального штаба венгерской армии генерал-полковника Генриха Верта.[4]

Маршал Антонеску и члены его кабинета были арестованы и переданы представителям советского военного командования в конце августа 1944 г. На допросах в Москве они рассказали об обстоятельствах заключения соглашения между Германией, Румынией и Венгрией о совместном нападении на Советский Союз, о создании специального аппарата чиновников, которые должны были осуществлять оккупационный режим в захваченных районах.

С показаниям Антонеску перекликаются документы из дела бывшего генерал-полковника венгерской армии Генриха Верта, который лично участвовал в подготовке и проведении агрессивной войны против СССР, разрабатывал программу милитаризации страны и реорганизации венгерской армии по немецкому образцу. В июле 1939 г. по поручению регента Венгрии Хорти он вёл переговоры с Гитлером, Браухичем, Гальдером и Кейтелем о подготовке венгерских вооружённых сил для участия в агрессивных войнах на стороне нацистской Германии. По приказу Верта в конце июня 1941 г. венгерская авиация подвергла бомбардировке советские города, а венгерская армия вместе с немецко-фашистскими войсками участвовала в захвате территории СССР, где установила жестокий оккупационный режим, проводя репрессии против советских граждан. 17 марта 1945 г. Верт был арестован ОКР «Смерш» 3-го Украинского фронта и в ходе следствия описал своё личное участие в подготовке нападения на Советский Союз. Среди публикуемых протоколов выделяется документ от 11 августа 1945 г., в котором говорится об авиационном налёте на Кошице 26 июня 1941 г. Эти события до сих пор являются одной из крупнейших загадок, так как до сегодняшнего дня не удалось определить принадлежность нападавших самолётов. Именно в результате этого авиационного удара правительство Венгрии приняло решение вступить в войну против СССР на стороне Германии. Для венгерских коллег публикация материалов дела Верта стала настоящей сенсацией и открыла возможность для дальнейших исследований. Руководитель Архивного института Культурного научного и информационного центра Венгерской Республики в Москве д-р Ева Мария Варга совместно с сотрудниками Цента публикации источников по истории России ХХ века ИРИ РАН и архивистами ФСБ России провела широкомасштабное изучение уголовных дел венгерских военнослужащих. В этом году на венгерском языке вышел сборник документов «Документы о злодеяниях венгров на временно оккупированной территории СССР (1941–1947)»[5]. В ближайшее время на русском языке выйдет статья Е.М. Варги и Т. Крауса «Замалчиваемый геноцид: венгерские оккупационные войска на территории Советского Союза»[6]. Учитывая действия, которые сегодня предпринимают венгерские правые силы по реабилитации режима Хорти (возводятся памятники, лоббируются решения о придании улицам его имени), авторы сочли своим долгом сказать правду о преступлениях, совершённых венграми на оккупированной территории СССР, и показать степень ответственности за эти преступления режима М. Хорти.

Найти в архивах дела в отношении известных военных и политических деятелей не так сложно, но когда речь идёт о среднем командном составе и административно-политическом руководстве Германии и её союзников, поиск существенно осложняется, хотя информация, содержащаяся в этих материалах, не менее интересна. Зачастую в таких делах гораздо больше подробных описаний событий и конкретных фактов, чем в делах высших руководителей.

Примером такого рода может служить дело, которое было выявлено в процессе работы над статьёй о генерал-майоре А.Г. Самохине[7]. К его архивному делу был приобщён протокол допроса полковника немецкого генерального штаба Ф. Шильдкнехта в ГУКР «Смерш» НКО от 18 мая 1943 г.[8], дававшего показания, как лицо, отвечавшее за проведение допросов высокопоставленных советских офицеров. Большую часть дела самого Шильдкнехта занимают показания о работе отдела «Иностранные армии – Восток» ОКХ[9] (подробная информация о структуре, функциях, штатном расписании и личном составе, системе получения и обработки информации, взаимодействии с подразделениями ОКХ, ОКВ и абвера, а также о ставке Гитлера, противоречиях между армией и партией, командировке в Японию, поездке японского посла на Восточный фронт[10] и др.).

Другой пример – дело на бывшего служащего 690-го батальона немецкой полевой жандармерии Герхардта Марквардта, в котором содержится уникальная информация о деятельности этого подразделения, зафиксированная непосредственным участником событий. На страницах личного дневника (157 страниц) и фотоальбома (216 страниц, 852 снимка), помимо истории конкретного подразделения, чётко прослеживается ещё два уровня информации: история оккупированных территорий, на которых действовал 690-й батальон полевой жандармерии[11], и история отдельно взятого человека, гражданина нацистской Германии[12]. Источник дает возможность проследить изменения, на протяжении войны происходящие с человеком, и влияние на него правящей идеологии. Целые абзацы Марквардт посвящает размышлениям о судьбе Германии, воинском долге и своём будущем, которое он считает нужным связать с использованием во благо родины ресурсов завоёванных территорий.

Материалы этого дела стали основой для документального фильма «Фотолюбитель» (автор сценария Л. Рошаль, режиссер И. Гедрович), который был снят в 2004 г. на киностудии «Гранат». Картина  была представлена на многих отечественных и международных фестивалях документального кино: на 15-м Открытом фестивале документальных фильмов «Россия» (г. Екатеринбург) фильм был отмечен призом «За высокохудожественное отражение реальности на экране с использованием хроникальных материалов»; в Стокгольме на 4-м Международном кинофестивале документальных фильмов «Humanity in the World»  он завоевал Гран-при и на 2-м Международном кинофестивале еврейского кино (World Jewish film festival 2-nd edition “Jewish eye”) фильм был признан лучшим короткометражным документальным фильмом.

Зачастую к архивным уголовным делам приобщены, в качестве вещественных доказательств личные документы, подтверждающие партийную принадлежность (партбилет), служебное положение (удостоверение военнослужащего, дипломатический паспорт, наградные листы, а также документы личного происхождения (дневники, записные книжки, письма, фотографии). Как показывает практика, они могут содержать ценную информацию и рассматриваться, как объект самостоятельного исследования.

Основная проблема, с которой сталкивается исследователь, ведущий поиск данного вида источников в архивах – слабый научно-справочный аппарат (так, например, необходимо учитывать все возможные варианты написания фамилии). Сложившаяся на настоящий момент нормативно-правовая база, регламентирующая доступ исследователей к такого рода документам, достаточно противоречива. Это обстоятельство осложняет исследовательскую работу и порождает юридические коллизии, вплоть до судебных разбирательств.

 

 


[1] Христофоров В.С. Материалы Центрального архива ФСБ России периода Великой Отечественной войны//Вестник архивиста. 2005 г., № 3 (87), с.48.

[2]  Конасов В.Б., Кузьминых А.Л. Немецкие военнопленные в СССР : Историография, библиография, справочно-понятийный аппарат. Вологда, 2002. с. 25.

[3] Генералы и офицеры вермахта рассказывают… Документы из следственных дел немецких военнопленных. 1944-1951/ Вступ. ст. сост. В.Г. Макарова, В.С. Христофорова; коммент. В.Г. Макарова. М.: МФД, 2009. – 576 с.; Тайны дипломатии Третьего рейха: Германские дипломаты, руководители зарубежных военных миссий, военные и полицейские атташе в советском плену. Документы из следственных дел. 1944–1955/ отв. ред. В.С. Христофоров; вступ. ст., сост. В.С. Христофоров, В.Г. Макаров; коммент. В.Г. Макарова. М.: МФД, 2011. – 880 с.; Вермахт на советско-германском фронте : Следственные и судебные материалы из архивных уголовных дел немецких военнопленных. 1944–1952. / отв. ред. В.С. Христофоров; вступ. ст., сост. В.С. Христофоров, В.Г. Макаров; коммент. В.Г. Макарова. М.: ООО «Книжица»: ЗАО «Русский путь», 2011. – 880 с.

[4] Протоколы допорсов бывших руководителей Румынии маршала Иона Антонеску и Михая Антонеску / Великая Отечественная война. 1941 год: Исследования, документы, комментарии / Отв. ред. В.С. Христофоров. – М.: Издательство Главархива Москвы, 2011. с. 661–692; Протоколы допосов бывшео начальника Генерального штаба венгерской армии генерал-полковника Хенрика Верта / Великая Отечественная война. 1941 год: Исследования, документы, комментарии / Отв. ред. В.С. Христофоров. – М.: Издательство Главархива Москвы, 2011. с. 693–755.

[5] A magyar megszálló csapatok a Szovjetunióban. Levéltári dokumentumok (1941–1947). – Budapest, 2013. 634 s.

[6] Варга Е.М., Краус Т. Замалчиваемый геноцид: венгерские оккупационные войска на территории Советского Союза / Великая Отечественная война. 1943 год: Исследования, документы, комментарии / Отв. ред. В.С. Христофоров. – М.: Издательство Главархива Москвы, 2013. с. 285–312.

[7] Хохлов Д.Ю. Армия так и не дождалась своего командующего // Военно-исторический журнал. 2012. № 2. с. 62–66.

[8] ЦА ФСБ России. Д. Р-82. Т. 3. л. 46–47.

[9] Хохлов Д.Ю. Отдел «Иностранные армии – восток» ОКХ / Великая Отечественная война. 1943 год: Исследования, документы, комментарии / Отв. ред. В.С. Христофоров. – М.: Издательство Главархива Москвы, 2013. с. 199–228.

[10] Хохлов Д.Ю. Японский посол Х. Осима на советско-германском фронте / Великая Отечественная война. 1942 год: Исследования, документы, комментарии. – М., 2012. с. 155–172.

[11] Хохлов Д.Ю. 690-й батальон немецкой полевой жандармерии на оккупированной территории / Великая Отечественная война. 1941 год: Исследования, документы, комментарии / Отв. ред. В.С. Христофоров. – М.: Издательство Главархива Москвы, 2011. с. 345–368.

[12] См.: Хохлов Д.Ю. «Вторая мировая война глазами немецкого солдата» // Семинар Центра визуальной антропологии и эгоистории РГГУ. 4 декабря 2008 г. // [электрон. ресурс] http://visantrop.rsuh.ru/news.html?id=73405.

 

 




Вконтакте


Facebook


Что бы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти на сайт


Автоматический вход Запомнить
Забыли пароль?