Сергеев Всеволод Николаевич "Дело Трофимова-Тельникова: студенческая борьба за демократию и социализм"


 

кандидат исторических наук, доцент Московский государственный университет путей сообщений

Для описания объединений левых диссидентов времён «Оттепели» зачастую используют такие термины как студенческие или молодёжные группы. Данная характеристика приводит к путанице, т.к. большинство представителей диссидентской левой относились к молодёжи в широком смысле (до 35 лет) и не выдвигали каких-то специфических молодёжных требований. Однако были группы, которые состояли из студентов и вели работу в молодёжной среде. Под такое описание подпадают группы Трофимова (Союз коммунистов-ленинцев, СКЛ) и Тельникова (Союз революционных ленинистов, СРЛ). Ниже будет подробно рассмотрена история этих групп, которая имеет единый конец в виде «дела Трофимова» и общего приговора суда.

Социальная география групп

 

Местом «преступной» деятельности членов Союза коммунистов- ленинцев и Союза революционных ленинистов стал Ленинград. Если локализовывать ещё точнее, то их деятельность развернулась в стенах трёх вузов (ЛГУ, 1-й ЛГПИИЯ[1] и ЛГПИ) и на квартирах активистов.

Кто же именно был членами этих двух групп? И здесь возникает методологическая проблема, связанная с критериями членства. Так как СКЛ и СРЛ, хоть и имели различного рода программные документы, но находились в процессе формирования и возможного слияния. Поэтому активистское «ядро» не успело провести формализацию членства (через раздачу членских билетов или устного согласия на вступление). Правоохранительные органы также довольно условно установили границы союзов, а точнее всех объединили в одну антисоветскую организацию.

Опираясь на материалы уголовного дела[2], различные статьи и интервью участников[3], можно описать активистские центры эти двух Союзов. Ядром Союза коммунистов-ленинцев были: А. Голиков, Г. Дмитриев, В. Малыхин, И. Потапов, Б. Пустынцев и В. Трофимов. «Костяк» Союза революционных ленинистов составляли: Е. Сидоров, В. Тельников, Б. Хайбулин. Периферия у этих двух Союзов была смешанная и довольно обширная. Для удобства повествования, описание периферии ограничим несколькими именами: Г. Бен, Б. Пескин, В. Петров, С. Семанов и Г. Элинсон.

Как и большинство других групп левых диссидентов периода «Оттепели», СКЛ и СРЛ состояли из молодых мужчин (родились в период с 1933 по 1937 гг.). География происхождения активистского ядра обоих Союзов была разнообразной: Баку, Владивосток, Ленинград, Москва, Хибиногорск и др. Различием между двумя организациями были места их зарождения: у Союза коммунистов-ленинцев – Ленинград, а у Союза революционных ленинистов – Москва. Однако, как уже говорилось, вся их антисоветская деятельность в основном происходила в Ленинграде.

По своему социальному составу активисты СКЛ и СРЛ были студентами. Исключением были В. Малыхин (рабочий) и, отчасти, Б. Пустынцев. Последний на момент ареста работал на заводе, но до этого успешно учился в 1-м ЛГПИИЯ и был исключён за оппозиционные настроения. Студенты, в основном, были социально-гуманитарного профиля (историки и лингвисты) и только 2 физика (В. Тельников и Б. Хайбулин).

 

«Антисоветская» деятельность

 

Союз коммунистов-ленинцев начал формироваться первым. В 1954 г. В. Трофимов и А. Голиков познакомились и сблизились на почве общего интереса к политическим процессам. Затем А. Голиков познакомил В. Трофимова со своим давним знакомым студентом-историком Г. Дмитриевым и приятелем по ВУЗу Б. Пустынцевым. «Вскоре, - как это описывает Б. Пустынцев, - сам собой организовался своего рода клуб, где за бутылочкой обсуждались роль государства в обществе, проблемы свободной прессы и т.д., вплоть до колхозной системы»[4]. Местом сбора этого политического кружка стала квартира Г. Дмитриева. В 1955 г. в этот студенческий клуб вошёл В. Малыхин, который был соседом Б. Пустынцева и имел богатую биографию. Первоначально эта компания молодых людей ограничивалась дружескими дискуссиями и отдельными индивидуальными действиями. Например, в декабре 1955 г. В. Трофимов написал листовку ко Дню конституции. Она была создана в единственном варианте и была «повешена против двери в партбюро»[5] в ЛГПИ.

Летом 1956 г. в Москве три приятеля – Е. Сидоров, В. Тельников, Б. Хайбулин – обсуждали разные актуальные политические вопросы. По ходу дискуссий у молодых людей появилась идея создать нелегальную политическую организацию, которая в дальнейшем получила название Союз революционных ленинистов. Но процесс формирования новой структуры затянулся из-за переезда В. Тельникова и Б. Хайбулина в Ленинград, в связи с поступлением на Физический факультет ЛГУ.

На активизацию и сближение обеих групп огромное влияние оказало Венгерское восстание 1956 года и общественная реакция внутри СССР. Выразилось это в нескольких действиях. Во-первых, В. Трофимов со своими товарищами изготовил листовку с призывом перенести венгерский опыт в Советский Союз. Листовка была рукописной и её тираж не превышал 15-20 штук. Ещё одной особенностью данной листовки было то, что она имела два варианта вступления. Это должно было примирить общедемократическое и ленинско-титоистское течение в СКЛ. Листовка была распространена в ноябре 1956 г. в помещениях ЛГУ и ЛГПИ.

Во-вторых, произошло знакомство В. Трофимова с В. Тельниковым. Они встретились на знаменательном обсуждении романа В. Дудинцева «Не хлебом единым», которое проходило 10 ноября 1956 г. в ЛГУ.[6] Помимо этого легального мероприятия, В. Трофимов и В. Тельников участвовали в полулегальном обсуждении творчества Пабло Пикассо и всего современного искусства, которое проходило 21 декабря 1956 г. на площади Искусств[7].

По своей сути, это был пик активности обоих Союзов. Дальше деятельность свелась к обсуждению программных вопросов и подготовке новой листовочной кампании. В планах В. Трофимова и его товарищей был переход от рукописных листовок к печатным. Для этого члены СКЛ собирали деньги на бумагу и краску. Самым же главным достижением стало получения через В. Петрова и его соседа А. Мороз типографского шрифта. Но, несмотря на технические успехи, выпустить новую листовку не удалось. Дело в том, что 18 мая 1957 г. был арестован В. Малыхин, который в этот момент работал в Ленинградском торговом порту и активно искал возможность бежать из СССР. За вторую половину мая 1957 года были арестованы практически все члены СКЛ и СРЛ. Формальным поводом для ареста стали листовки 1956 г. и создание антисоветской организации.

 

Идеология: в поисках подлинного ленинизма

 

Одним из самых сложных вопросов при изучении любой группы левых диссидентов является изучение идеологии конкретной группы. В нашем случае есть свои плюсы и минусы. К плюсам можно отнести два варианта листовок СКЛ, которые отражают широту взглядов активистов, и программу СРЛ. Минусом является то обстоятельство, что обе организации не были до конца оформлены, следовательно, не понятно насколько эти документы отражали взгляды всех членов.

В среде активистов СКЛ и СРЛ можно условно выделить несколько устойчивых идеологических центров: либералы/демократы (Б. Пустынцев), титоисты (А. Голиков, Г. Дмитриев и В. Трофимов) и ленинисты (В. Тельников и Б. Хайбулин). Общим у всех этих идеологических позиций было желание радикальной десталинизации и демократизации советского общества и государства. Что, в принципе, являлось общим для всех диссидентов периода «Оттепели». Различия между идеологическими течениями внутри СКЛ и СРЛ проявлялись уже в позитивной части, т.е. в разделе об альтернативе существовавшим порядкам.

Для Б. Пустынцева, как самого ярко выраженного либерала, десталинизация означала отход от советской демократии (в любом её понимании) и переход к «классической парламентской демократии»[8]. Основой этой идеологической позиции можно считать информацию, которую Б. Пустынцев и другие получали из прослушивания «вражеских голосов» и прочтения эмигрантской и зарубежной прессы.

С титоистами (А. Голиков, Г. Дмитриев и В. Трофимов) всё несколько сложнее. Они пытались создать свою синкретическую левую теорию, основанную на теории и практики югославских коммунистов[9]. Но это не было простым копированием идей, т.к. этому мешал определённый вакуум информации. Выстраивался свой «титоизм», целью которого было «установление в России демократической республики и построение социализма»[10]. Из югославской практики, например, бралась критика «ультрацентрализованности» и идея возвращения непосредственных производителей (рабочие и крестьяне) к управлению производством и распределением материальных благ.

Отличием же ленинистов была идея о возрождении подлинной советской демократии, которую предлагал В. Ленин. В частности это видно в требованиях увеличение власти местных советов, введение партмаксимума, пролетаризации КПСС и т.д.[11]  Кроме того, В. Тельников и Б. Хайбулин критиковали В. Трофимова за предложения о сотрудничестве с более умеренными фракциями левого движения (например, социал-демократами).

 

 


[1] В 1956 г. 1-й ЛГПИИЯ вошёл в ЛГУ им. А.А. Жданова на правах факультета.

[2] Государственный архив Российской Федерации. Ф. 8131.Оп. 31. Д. 78804.

[3] Рождественский С.Д. Материалы к истории самодеятельных политических объединений в СССР после 1945 года // «Память»: исторический сборник. - Париж, 1982. - Вып. 5. С. 249-261; Борис Пустынцеыв: В пятнадцать лет я уже был антикоммунистом // Дело. – 2005. – 27 июн.

[4] Борис Пустынцев: В пятнадцать лет я уже был антикоммунистом // Дело. - 2005. - 27 июн.

[5] ГАРФ. Ф. 8131. Оп. 31. Д. 78804. Л. 43.

[6] Подробные воспоминания об этой дискуссии см. Пименов Р.И. Воспоминания: в 2 т. - М., 1996. Т. 1, С. 30-48.

[7] Общее описание этих событий см. Пименов Р.И. Указ. соч. Т. 1, С. 79-83.

[8] Рождественский С.Д. Указ. соч. С. 250.

[9] ГАРФ. Ф. 8131. Оп. 31. Д. 78804. Л. 65.

[10] Там же. Л. 34.

[11] Крамола: Инакомыслие в СССР при Хрущёве и Брежневе. 1953-1982. Рассекреченные документы Верховного суда и Прокуратуры СССР. Под. ред. В.А. Козлова, С.В. Мироненко - М.,2005. С. 352-354.

 




Вконтакте


Facebook


Что бы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти на сайт


Автоматический вход Запомнить
Забыли пароль?