Романов Роман Евгеньевич "Побуждение или принуждение? Проблема моральных факторов трудовой мотивации советских рабочих в годы Великой Отечественной войны в российской историографии 90-х гг. XX – начала XXI в."


 

к.и.н., м.н.с. Институт истории СО РАН

 

В связи с кардинальными общественно-политическими переменами, произошедшими в нашей стране в конце 1980-х – начале 1990-х годов, исследование многих актуальных проблем новейшей отечественной истории по сравнению с предшествующей советской историографией получило принципиально новое направление. Одной из таких проблем является история труда, которая превратилась в «площадку» для дискуссий, посвященных анализу и переосмыслению опыта использования людских ресурсов в экономике дореволюционной России и СССР. В частности отдельное внимание стало уделяться изучению вопроса об отношении работников к трудовой деятельности, обусловленном конкретными условиями той или иной исторической эпохи. В этом отношении значительный интерес у исследователей вызывает феномен сверхинтенсивного труда советских людей в годы Великой Отечественной войны, на плечах которых был воздвигнут экономический фундамент Победы. Данный интерес связан с падением роли материально-экономических стимулов и зависимостью трудовой мотивации населения, прежде всего, от морального воздействия на него таких противоречивых факторов как побуждение и принуждение к работе. На наш взгляд, наиболее актуальным представляется изучение этого аспекта в русле отечественной историографии «рабочей истории» 90-х гг. XX – начала XXI в. Выбор объекта историографического исследования обусловлен тем, что во многом благодаря героическим усилиям рабочих военная экономика СССР выполнила главную задачу – обеспечила фронт нужным количеством вооружения и боеприпасов.

К настоящему времени наиболее развернуто и полно вклад современных российских исследователей в изучение проблемы мотивации труда в годы войны показан лишь в первой главе монографии В.А. Сомова[1]. В ней детально проанализирована степень изученности данного вопроса на шести этапах развития отечественной историографии. По мнению автора последние два этапа (1991–1995 гг. и с 1995 г. до наших дней) отражают динамику постсоветской историографической ситуации – от повышения научного интереса в основном к негативным фактам и явлениям к более взвешенной оценке событий и процессов военного времени. В целом В.А. Сомов проанализировал широкий круг разноплановых работ, в которых были выявлены и охарактеризованы те или иные мотивы трудовой деятельности гражданского населения (в том числе рабочих) в первой половине 1940-х гг. При этом он отметил, что вопрос о главной мотивационной составляющей конструктивного поведения граждан в тылу, по-прежнему, остается открытым в новейшей российской историографии. Учитывая этот вывод, попытаемся выявить основные тенденции в исследовании проблемы моральных факторов трудовой мотивации советских рабочих в годы войны, получившие развитие в отечественной исторической науке в 90-е гг. XX – начале XXI в.         

 Переходя к анализу современной историографии данного вопроса, следует обратить внимание на ее периодизацию. С точки зрения автора статьи основным критерием этой периодизации является степень изученности моральных аспектов мотивации труда военного времени с учетом изменения исследовательского интереса к «рабочей истории». В соответствии с этим критерием в изучении данной темы можно выделить три этапа:

1991 – 1997/98 гг. – выявление и анализ моральных факторов трудовой мотивации в контексте изучение других проблем истории Великой Отечественной войны на фоне снижения исследовательского интереса к «рабочей истории».

1997/98 – 2008 гг. – начало изучения моральных факторов трудовой мотивации военного времени на предприятиях в условиях возрастания исследовательского интереса к «рабочей истории»; анализ моральных трудовых мотивов в контексте исследования других проблем истории войны.   

С 2008 г. – начало фундаментального изучения проблемы моральных факторов трудовой мотивации населения на уровне отдельных крупных регионов России в 1941–1945 гг. при сохранении высокого исследовательского интереса к «рабочей истории»; анализ моральных стимулов к труду в рамках других проблем истории Великой Отечественной войны.  

 

Первый этап (1991 – 1997/98 гг.)

Следует отметить, что отход от общепринятых позиций советской историографии, для которой в целом характерен акцент на изучение позитивных аспектов трудового поведения рабочих в годы войны, был инициирован отдельными исследователями еще в конце 1980-х гг. В это время началось переосмысление значения нормативно-правовых актов, составлявших основу трудового законодательства СССР в конце 1930-х – первой половине 1940-х гг.[2] В частности подчеркивался сугубо внешний характер воздействия на работников чрезвычайных указов Президиума Верховного Совета от 26 июня 1940 г. и 26 декабря 1941 г., не создававших у них внутренних стимулов к труду. В результате впервые в центре внимания оказались преимущественно административно-правовые и репрессивные методы регулирования трудовой мотивации населения, вовлекавшегося в общественное производство. В начале – середине 1990-х гг. данный тренд в историографии заметно усилился, что было связано с изучением мобилизационной политики советского государства[3], функционирования местных чрезвычайных органов управления[4] в годы войны. В частности была подробно освещена деятельность Государственного Комитета Обороны (П.Н. Кнышевский) по мобилизации трудовых ресурсов и их закреплению в отраслях военной экономики за счет уголовного преследования нарушителей дисциплины, а также городских ГКО (В.Н. Данилов) по решению военно-политических, хозяйственных и других задач, связанных с защитой страны от фашистской агрессии. По мнению авторов, широко применяемые государством способы принуждения различных категорий граждан, в том числе рабочих, к выполнению этих задач являлись для них основным мотивирующим фактором, а способы побуждения (например, агитация и пропаганда) – второстепенным.

В середине 1990-х гг. в качестве противовеса этой тенденции в историографии зародилось одно из новых направлений исследования истории Великой Отечественной войны, связанное с анализом массового сознания в первой половине 1940-х гг. (Ю. Поляков, Н.Д. Козлов)[5]. В данном случае началось изучение условий и механизмов формирования умонастроений советских людей, на чью долю пришлись неимоверные тяготы военного лихолетья. В частности были выявлены побудительные моральные факторы, прямо или косвенно способствовавшие усилению их трудовой мотивации. В целом самоотверженный труд в тылу (в том числе рабочих) рассматривался как психологический феномен, производный от внутреннего духовного потенциала народа. Роль же государства сводилась к активному стимулированию этого потенциала с помощью широкого набора методов социальной мобилизации – от пропаганды до репрессий.

Следовательно, в начале – середине 90-х гг. XX в. анализ моральных факторов трудового мотивации населения в годы войны осуществлялся в контексте изучения государственной политики и общественного сознания. Однако этот вопрос не получил глубокого освещения в рамках «рабочей истории», переживавшей в постсоветской России методологический кризис. В то же время диверсификация методологии открыла широкие возможности для научного поиска и показала, что результаты исследований в области истории труда военных лет напрямую зависели от конкретной направленности этого поиска.

 

Второй этап (1997/98 – 2008 гг.)

Важной вехой в развитии постсоветской историографии социально-трудовых отношений в дореволюционной России и СССР стало начало издания Институтом российской истории РАН в конце 1990-х гг. двух ежегодников – «Социальная история» (с 1997 г.) и «Экономическая история» (с 1998 г.), реализации российско-голландского исследовательского проекта «Эволюция мотивации труда в российской промышленности, 1861–2000 гг.» (1999–2002 гг.). Данные события, способствовавшие постепенной реанимации «рабочей истории» на основе поиска новых методологических подходов, привели к появлению исследований, посвященных анализу эволюции дореволюционной и советской трудовой этики[6], стимулов к работе в конце XIX – начале XXI[7], изменения факторов мотивации труда в более хронологически сжатые периоды[8]. Применительно к концу 1930-х – первой половине 1940-х годов их авторы сделали вывод об увеличении роли принуждения в регулировании трудового поведения рабочих, связанного с действием чрезвычайных указов, при широком использовании побудительных стимулов. При этом признавалась зависимость сочетания позитивного и негативного морального стимулирования от хода войны (А.М. Маркевич, А.К. Соколов), низкая эффективность применяемых административных и уголовных санкций (С.И. Тогоева), наибольшая действенность «опоры на сознательность» (В.С. Тяжельникова).

В начале XXI в. в отечественной исторической науке началось непосредственное изучение трудовой политики государства и ее влияния на отношение советских людей к выполняемой работе в военные годы (В.А. Сомов)[9]. В данном случае была осуществлена детальная характеристика  законодательства о труде, а также его анализ в качестве одного из мотивационных факторов поведения работников. Отмечалось, что, несмотря на ключевое значение административно-правовых мер в активизации трудовой мотивации в условиях войны, они являлись лишь частью более вариативной системы внеэкономического стимулирования трудящихся.

Наряду с самостоятельным исследованием, моральные факторы мотивации труда реконструировались в контексте изучения истории советского тыла[10], развития системы государственного управления[11], индустриального базиса народного хозяйства[12], рабочего класса[13], массового сознания[14] военного времени. Стоит подчеркнуть, что в отличие от российской историографии начала – середины 1990-х гг. в более поздних исследованиях сочетание методов побуждения и принуждения к работе, использовавшихся в годы войны, было показано более сбалансировано. При этом многие авторы придерживались точки зрения, согласно которой основную роль в усилении мотивации труда сыграла совокупность побудительных стимулов (от менталитета народа до государственной пропаганды).

Следовательно, в период с конца 1990-х до конца 2000-х годов анализ моральных факторов трудовой мотивации населения, в том числе рабочих, в годы войны осуществлялся в рамках различных сюжетов социальной, экономической и политической истории тыла. В частности некоторый импульс изучение данной темы получило в русле «рабочей истории» и истории социально-трудовых отношений, ставших основными сферами ее апробации. Одновременно широкий диапазон научного поиска способствовал получению новых исследовательских результатов, позволявших более взвешенно оценить психологические аспекты трудового подвига советских людей.

 

Третий этап (с 2008 г.)

Начало нового и продолжающегося в настоящее время этапа в изучении моральных аспектов трудового поведения населения в годы войны связано с появлением первых в новейшей отечественной историографии фундаментальных исследований по данной проблематике. Речь идет о монографии и докторской диссертации В.А. Сомова[15], посвященных скрупулезному анализу комплекса внеэкономических факторов мотивации труда в Волго-Вятском регионе в 1941–1945 гг. Эти факторы разделены автором на три группы: политико-правовые (трудовое законодательство, политический контроль), информационно-идеологические (информационно-идеологический контроль, распространение слухов и информации религиозного содержания, письма с фронта), морально-психологические (эмоция-шок и внешняя угроза, коллективная ответственность и чувство долга, восприятия образа И.В. Сталина). Последовательно реконструируя влияние данных факторов на трудовую мотивацию, В.А. Сомов выявил характер и эффективность их морального воздействия на различные категории тружеников тыла, включая рабочих. С точки зрения исследователя политико-правовые (в том числе репрессивные) методы стимулирования в целом усиливали мотивационную основу конструктивного поведения работников. При этом принудительные меры непосредственно распространялись только на нарушителей закона, которыми потенциально могли стать все трудящиеся. Более существенное значение для формирования положительного отношения к труду, по мнению В.А. Сомова, имели официальные каналы подачи информации, письма фронтовиков, а также различные элементы морально-психологической атмосферы военного времени. В целом они активизировали внутренний духовный потенциал народа, работавшего в интересах обороны страны. С позиции автора, решающую роль в мобилизации этого потенциала сыграло государство, сумевшее сформировать в массовом сознании граждан необходимость всеобщей борьбы с фашизмом вопреки тяготам и лишениям военного времени.

Кроме выхода работ В.А. Сомова, стоит отметить косвенное рассмотрение вопроса о моральной стороне мотивации труда в первой половине 1940-х гг. в исследованиях, посвященных изучению формирования и использования людского потенциала в годы Второй мировой войны (В.А. Исупов)[16], репрессивной политики советского государства[17], в том числе в сфере трудовых отношений (С.А. Папков)[18], в восточных районах страны. В частности были детально показаны общегосударственные меры по мобилизации и закреплению кадров, поддержанию дисциплины среди рабочих и служащих за счет уголовного преследования ее нарушителей. В целом особенностью этих работ является акцент их авторов на анализе привлечения людских ресурсов к производственной деятельности с помощью административно-правовых, в том числе репрессивных, методов.

Еще одной характерной чертой новейшей российской историографии стало изучение роли побуждения и принуждения в регулировании трудового поведения рабочей молодежи в условиях военного лихолетья (Р.Е. Романов[19]). В данном случае в качестве наиболее действенных моральных факторов рассматривались агитационно-пропагандистская и воспитательная работа, проводимая в отношении молодежи со стороны партийных, комсомольских организаций и кадровых производственников.

Следовательно, в конце 2000-х – начале 2010-х годов моральные факторы трудовой мотивации населения, в том числе рабочих, в годы войны не только анализировались в контексте других проблем истории крупных тыловых регионов страны, но и стали предметом самостоятельного исследования. При этом данная тематика продолжает занимать определенную нишу в рамках «рабочей истории». Что касается исследовательских результатов в изучении конкретно-исторических аспектов психологии трудового поведения работников военного времени, то они свидетельствуют о сохранении уже сложившихся в отечественной исторической науке тенденций – преимущественно сбалансированной или к более односторонней оценке данного явления.

Таким образом, за последние два десятилетия российской историографии проблемы моральных факторов трудовой мотивации населения, в том числе рабочих, в годы войны эволюционировала от наличия диаметрально противоположных позиций (на первом месте – принуждение или побуждение) к более сложной и неоднозначной интерпретации сочетания и соотношения данных факторов с выделением более или менее действенных из них. В связи с этим точка зрения В.А. Сомова о сохранении дискуссионности вопроса о главном компоненте мотивации труда в условиях военного времени остается актуальной и в констексте «рабочей истории».                           

 


[1] Сомов В.А. «Потому что была война…»: Внеэкономические факторы трудовой мотивации в годы Великой Отечественной войны (1941–1945). Н. Новгород, 2008.

[2] Хлевнюк О.В. 26 июня 1940 г.: иллюзии и реальности администрирования // Коммунист. 1989. № 9.

[3] Кнышевский П.Н. Государственный Комитет Обороны: методы мобилизации трудовых ресурсов // Вопросы истории. 1994. № 2. С. 53–65.

[4] Данилов В.Н. Война и власть: чрезвычайные органы регионов России в годы Великой Отечественной войны. Саратов, 1996.

[5] Поляков Ю. Почему мы победили? О массовом сознании в годы войны // Свободная мысль. 1994. № 11; Козлов Н.Д. Общественное сознание в годы Великой Отечественной войны. СПб., 1995.

[6] Миронов Б.Н. «Послал Бог работу, да отнял черт охоту»: трудовая этика российских рабочих в пореформенное время // Социальная история. Ежегодник. 1998/99. М., 1999. С. 243–283; Тяжельникова В.С. Отношение к труду в советский и постсоветский период // Социально-экономическая трансформация в России. М., 2001. С. 99–123; Тяжельникова В.С., Соколов А.К. Отношение к труду: факторы изменения и консервации традиционной трудовой этики рабочих в советский период // Социальная история. Ежегодник. 2001/2002. М., 2004. С. 69–116.

[7] Маркевич А.М., Соколов А.К. «Магнитка близ Садового кольца»: стимулы к работе на Московском заводе «Серп и молот», 1883–2001 гг. М., 2005.

[8] См., например, Тогоева С.И. Факторы влияния на мотивацию труда (на материалах Тверского вагоностроительного завода в 1941–1951 гг.) // Экономическая история. Обозрение. М., 2002. Вып. 8. С. 39–56.

[9] Сомов, В. А. По законам военного времени. Очерки истории трудовой политики СССР в годы Великой Отечественной войны (1941–1945).  Н. Новгород, 2001; Сомов В.А. Трудовое законодательство и мотивация труда в годы Великой Отечественной войны // Историко-экономические исследования. 2007. Т. 8, № 2. С. 163–174.

[10] Великая Отечественная война 1941–1945. М., 1999. Кн. 4.

[11] Данилов В.Н. Советское государство в Великой Отечественной войне: феномен чрезвычайных органов власти 1941–1945 гг. Саратов, 2002; Черепанов В.В. Власть и война. Сталинский механизм государственного управления в Великой Отечественной войне. М., 2006.

[12] Парамонов В.Н. Россия в 1941–1945 гг.: проблемы индустриального развития. Самара, 1999.

[13] Тельпуховский В.Б. Героизм рабочего класса // Война и общество. 1941–1945: В 2 кн. М., 2004. Кн. 2.

[14] Зима В.Ф. Менталитет народов России в войне 1941–1945 гг. М., 2000; Козлов Н.Д. С волей к Победе. Пропаганда и обыденное сознание в годы Великой Отечественной войны. СПб., 2002. С. 24; Андриенко М.В. Население Ставропольского края в годы Великой Отечественной войны: оценка поведенческих мотивов: Дис. ... канд. ист. наук. Пятигорск, 2005.

[15] Сомов В.А. «Потому что была война…»…; Он же. Внеэкономические факторы мотивации трудового поведения рабочих и колхозников Волго-Вятского региона Российской Федерации в годы Великой Отечественной войны (1941–1945). Дис. … д-ра ист. наук. Н. Новгород, 2009.

[16] Исупов В.А. Главный ресурс Победы: Людской потенциал Западной Сибири в годы Второй мировой войны (1939–1945). Новосибирск, 2008.

[17] Папков С.А. Обыкновенный террор. Политика сталинизма в Сибири. М., 2012.

[18] Папков С.А. Карательное правосудие на трудовом фронте в СССР в 1941–1945 гг. // Вопросы истории. 2011. № 12. С. 72–80.

[19] Романов Р.Е. Формирование мотивации городской молодежи к трудоустройству в сфере промышленного производства Сибири в годы войны (1941–1945) // Исторический Ежегодник. Сб. науч. статей. Новосибирск, 2010. С. 99–109; Он же. Стимулирование труда рабочей молодежи оборонных предприятий Сибири в годы войны // Исторический ежегодник. 2012: Сб. науч. тр. Новосибирск, 2012.

 

 

 




Вконтакте


Facebook


Что бы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти на сайт


Автоматический вход Запомнить
Забыли пароль?