Коневская Мария Анатольевна "Меры по оптимизации обозно-вещевого снабжения в период советско-финляндской войны 1939-1940 гг."


главный специалист Российского государственного военного архива

Советско-финляндская война 1939-1940 гг., представляет собой локальное, но при этом специфическое событие, позволившее выявить подлинную эффективность системы обозно-вещевого снабжения, накануне Великой Отечественной войны.

Декабрь 1939 г.,пожалуй, самый тяжелый месяциз-за отсутствия какой-либо организациив снабжении войск. Из-за просчетов командования военную операцию планировалось провести в сжатые сроки материальными силами и средствами ЛВО. Однако резервы ЛВО, не могли обеспечить даже тот людской состав, которыйизначально прибыл на войну с Финляндией 1939-1940 гг. Отпуск частям зимнего обмундирования по плану на 1939 г. затянулся до января 1940 г.Директивой Главного Военного Совета (ГВС) № 001 от 9 декабря 1939 г. непосредственное руководство войсками было возложено на Ставку Главного Командования КА во главе с И.В. Сталиным. Согласно указанной директиве, последовали изменения и в руководстве ЛВО. Так, командование 7 армией было поручено командующему ЛВО К.А. Мерецкову. Однако для снабжения войск и эти меры не имели сколько-нибудь значимых последствий[1].

По сравнению с декабрьским периодом с января 1940 г. организация обозно-вещевого снабжения всех, принимавших участие в военной кампании, армий, несомненно, улучшилась. После множественных рапортов ообморожениях, несмотря на сравнительно теплый декабрь,-12°С, в войска стали направляться утепленные палатки и зимняя одежда.

С целью объединения действий 7 и 13 армий на основании приказа НКО СССР № 0977/оп от 07 января 1940 г. был образован северо-западный фронт под командованиемкомандарма 1 ранга Тимошенко С.К., управление которым развернуто на базе Управления ЛВО[2].

В течение января 1940 г. в Управлении фронта проведен ряд штатных реорганизаций. Так, Постановлением Военного совета фронта № 1 от 10 января 1940 г. введена должность Заместителя начальника штаба фронта по тылу и временные штаты Управления начальника снабжения фронта[3].

Приказом Главного Военного Совета № 0897 от 3 января 1940 г. для организации материального обеспечения и санитарной эвакуации 8, 9, 14 армийсоздано Управление заместителя командующего войсками (УЗКВ) ЛВО по материальному обеспечению и санитарной эвакуации северных армий, подчиненное Ставке ГВС КА под руководством комкораМ.В.Захарова[4].

Создан обозно-вещевой отдел при Заместителе командующего войсками ЛВО[5].

В организации обозно-вещевого снабжения участвовали не только Управление начальника снабженияи Управление обозно-вещевого снабжения, но и Народный комиссариат обороны, Генеральный штаб, Главное управление Красной армии. Органом, ответственным за снабжение всеми видами имущества, также было Управление военных сообщений.

На период военной кампании принята следующая организационная схема управления тылом по обозно-вещевой службе: обозно-вещевой отдел округа (с 10.01.1940 г. – обозно-вещевой отдел фронта); обозно-вещевые отделы армий; окружной обозно-вещевой склад № 161, являвшийся фронтовой базой;головные обозно-вещевые склады; полевые механические мастерские по ремонту обуви, шорно-седельных изделий, кухонь, обоза; бригады лудильщиков походных кухонь; прачечные отряды[6].

С целью обеспечения армий северных направлений к концу января 1940 г. при обозно-вещевом отделе УЗКВ ЛВО в г. Вологда создается обозно-вещевой склад № 869 ибаза № 865 на ст. Волховстрой.

Изменения в структуре центральных органовснабжения произошлив конце ичерез некоторое время после войны. Согласно директиве Главного Управления Красной Армии от 26 февраля 1940 г. в целях оптимизации обозного и вещевого снабжения армии с 1 мартаУправление Обозно-вещевого снабжения РККА было разукрупнено и образовано два самостоятельных управления:Управление вещевого снабжения Красной Армии (УВС) и Управление обозно-хозяйственного снабжения Красной Армии (УОХС).При этом Управление обозно-вещевого снабжения РККАликвидировано.[7] Нельзя сказать, что влияние на эти изменения оказала толькосоветско-финляндская война 1939-1940 гг., скорее они были вызванынаращиванием темпов производства. Опыт указанной военной кампании лишь подтвердил необходимость этих перемен.

Кроме того, с января по март1940 г.руководящими органами Красной армии былиздан ряд документов, как правило, не затрагивающих структуру органов обозно-вещевого снабжения, но регулирующих процесс движения имущества.

Немалое внимание в период «зимней войны» уделялось ведению учета. Разрабатываемая на протяжении длительного периода, в январе 1940 г была издана временная инструкция по учетуобозного и вещевого имущества на военноевремя, В целях ее скорейшего введения предусматривалось заведение арматурных карточек на закрепленное за красноармейцами и начальствующим составом вещевое имущество[8].

В январе 1940 г. производилась разработка инструкции по приему и хранению собственных вещей красноармейцев, призванных на сборы. Согласно инструкции, установленная стоимость вещей указывалась в квитанциях. В случае пропажи или порчивещей производилось дознание, и потерпевшему выплачиваласьстоимость испорченных вещей[9]. Следует отметить, что инструкция вступила в действие уже после войны с Финляндией. При этом факт разработки данного документа указывает на то, что руководящие органы озадачилисьпроблемой сохранности личных вещей красноармейцев и, видимо, неспроста.

Директивой Главного Управления КА № 220/2 регламентированы общие для всего состава КА нормы вещевого довольствия и снаряженияна военное время[10].

Основываясь на многократно высказанных предложениях, и действительной необходимости, принято к исполнению указание начальника снабжения Красной Армии о создании подвижных запасов в войсках. Возимые запасы установлены в размере 5% имущества части.[11]. Как развитие указанной идеи осуществлялось внедрение дивизионных подвижных складов.

10.01.1940 г. издан приказ НКО СССР № 8, закрепляющий временное положение о порядке обеспечения вещевым имуществом больных и раненных. Раненные эвакуировались в имеющихся на них вещах, а на случай, если вещи приходили в негодность, на этапах эвакуации содержался неснижаемый запас[12]. Телеграммой НКО СССР от 10.03.1940 г. регламентирован порядок хранения вещей раненных, однакообъявление войскам телеграммы несколько запоздало[13].

Для наведения полного порядка в обеспечении обмундированием выздоравливающих военнослужащих все госпитали и соответствующие гражданские лечебные заведения, прикреплялись к ближайшим войсковым частям, с возложением на начальников военно-хозяйственного снабжения этих частей ответственности за организацию ремонта личных вещей раненных и больных[14].

01.02.1940 с целью оперативного использованияимуществаи обнаружения в войсковых частях его недостачиздан приказ НКО СССР № 29 «С установлением табеля срочных донесений». Учет и отчетность по приказу надлежало вести с 1-го февраля.Согласно указанному документу, все обозно-вещевое имущество, находившееся в частях, считалось имуществом текущего довольствия, учет имущества неприкосновенных запасов и сборов отдельно не велся[15].

В целях экономии материалов для пошивки нового обмундирования и реставрации поношенного тогда же, 01.02.1940 г., издан приказ НКО СССР № 28 «О порядке сбора шерстяного утиля». В связи с большим скоплением в войсковых частях, складах, мастерских негодных шинелей, полушубков, валенок и другого испорченного имущества из шерсти и меха, следовало организовать его сбор. Военным советам округов необходимо было установить строжайший контроль и учет утиля, используемого в качестве рабочей одежды и ремонтного материала, доносить о количестве собранного утиля каждую пятидневку[16].В целях рационализации использования вещевого имущества дано указание снимать с убитых снаряжение, стальной и зимний шлем, шинель, полушубки и обувь[17].

В конце февраля были обнародованы меры по сбережению и указания по пригонке кожаной обуви, при этом сказано, что пригонке валенок в войсках должного внимания не уделялось[18]. Из указаний видно, что к только февралю 1940 г. начинали приниматься активные меры по сбережению обуви.

Телеграммой начальника снабжения Красной армии от 07.02.1940 г. установленпорядок сбора военно-хозяйственного имущества, оставленного на поле боя. Право расходования трофейного имущества определялось военным советом фронта и отдельных армий за счет норм планового снабжения[19].

29.02.1940 г. издан приказ НКО СССР № 026 «О порядке отбора зимнего обмундирования и теплых вещей от личного состава действующих армий». В приказе сказано, что с наступлением весны в действующих армиях необходимо исключительно организованно произвести сбор огромного количества теплого обмундирования, валенок, лыжного имущества и санного обоза.Приказано немедленно разработать планы эвакуации имущества в тыл, его рассортировки, ремонта и отгрузки на окружной склад[20].

С февраля месяца 1940 г. проводились массовые проверки работы ВХС частей и соединений сотрудниками УОВС РККА.

В январе – феврале 1940 г. в действующие армии прибывало большое пополнение. Производилисьревизииобеспеченности вещевым имуществомлыжных и маршевых батальонов. Обнаружены серьезные недостачи[21].

Дело в том, что обеспечение прибывающих лыжных и маршевых частей изначально не было организовано должным образом. Проверкой обеспеченности занималось небольшое число людей, пополнение недостающего имущества происходило за счет различных источников, и не было централизовано.Надо сказать, чтонеобходимые меры вскоре были приняты. Выявлено, что части прибывали необеспеченными, потому что оставляли свое имущество в пунктах расквартирования по прибытии в ЛВО, а также на складах в местах прежней дислокации. Управление начальника снабжения РККА дало указание сбора этого имущества[22].

С цельюскорейшего и лучшего обеспечения прибывающихчастей, во исполнение указаний Наркома обороны о недопущении на фронт ни одной части, не полностью обеспеченнойпредметами обозно-вещевого имущества назначались железнодорожные станции, на которых осуществлялась проверка наличия имущества прибывающих частей: Московский узел, Бологое, Чудово, Волховстрой, Ленинград, Вологда[23]. Говорилось о необходимости срочного создания запасов на указанных станциях[24].

По окончании военных действий начался обратный, не менее сложный процесс отправки частей действующей армии в военные округа по месту постоянной дислокации. Указанный процесс сопровождался рядом директивпо отборувыданного имущества и обмундирования[25].

18 марта 1940 г. войскам передана директива УНС РККА, согласно которой частям, отбывающим в пункты постоянного расквартирования, приказано взять с собой все имеющееся обмундирование, в том числе и теплое, кожаную и валяную обувь, снаряжение, санитарно-хозяйственное имущество, постельную принадлежность и т.д., а также обоз. По прибытии имущество следовало сдать на головные склады, где отремонтировать, привести в годное состояние[26].

Весной 1940 г. издан приказ НКО СССР № 115 «О порядке проведения инвентаризации»[27]. По результатам инвентаризации было выявлено количественное и качественное состояние имущества, что послужило отправной точкой в установлении возможности обеспечения армии на военное время. По материалам инвентаризации был организованучет имущества во всех частях и органах снабжения, включая центральный аппарат[28].

Основываясь на приведенных сведениях, следует отметить несравнимо лучшую организацию обозно-вещевого снабжения в период с января по март 1940 г. Организация улучшилась при изменении структуры фронтовых органов обозно-вещевого снабжения, образовании головных обозно-вещевых складов мастерских, подвижных дивизионных складов. Реализациямер по улучшению обозно-вещевого снабжения в условиях боевых действий протекала нелегко и легла, в первую очередь на плечи мирного населения, привлеченного на промышленные предприятия в целях обеспечения войск обозно-вещевым имуществом.

Поставки промышленностью обозного и вещевого имущества за период боевых действий имели колоссальный масштаб. За отсутствием сырья обмундирование кроилось из тканей гражданских образцов. Осуществлялись масштабныепланы доснабжения армий.

Существовавшая задолго до начала боевых действий несогласованность в деятельности руководящих органов отрицательно сказывалась на предпринимаемых мерах по оптимизации обозно-вещевого снабжения в период советско-финляндской войны 1939-1940 гг. Имела местонепродуманность директивных указаний,а, подчас даже абсурдность. Проведение с февраля 1940 г. по март 1940 г. массовых проверок войсковых частей и соединений действующих армий, а также частей, прибывавших в действующие армии, способствовало составлению адекватной картины их обеспеченности и оптимизации обозно-вещевого снабжения. К сожалению, проверки начались поздно – в середине февраля 1940 г. Кроме того, подобные проверки не могли способствовать нормализации учета в частях и соединениях. Сказывалось его неудовлетворительное состояние в мирный период, поздние сроки издания руководящих документов по ведению учета на военное время, неверный механизм доведения этих указаний до служб ВХС частей. Отражалась на состоянии учета нехватка и ненадлежащая квалификация кадров обозно-вещевых отделов армий, плохая проработка функций армейского звена в мирный период.

Однако советско-финляндская война 1939-1940 гг. помогла скорректировать структуру органов обозно-вещевого снабжения, их обязательства иштаты, начиная со штатной структуры ВХС полков, штатов полевых и стационарных мастерскихи заканчивая штатной структурой Управления начальника снабжений.

 

 


[1]Уроки войны с Финляндией. неопубликованный доклад наркома обороны СССР К.Е. Ворошилова на Пленуме ЦК ВКП(б) 28 марта. // Новая и новейшая история, 1993. № 4. С 100-122.

[2]РГВА. Ф. 37977. Оп. 1. Д. 233. Л. 105.

[3]РГВА. Ф. 34980. Оп. 1. Д. 10. Л. 1-2.

[4]РГВА. Ф. 34980. Оп. 4. Д. 170. Л. 3.

[5] РГВА. Ф. 34980.Оп.2.Д.271.Л.198-201.

[6] РГВА. Ф. 34980. Оп. 1, Д. 1298. Л.1.

[7]РГВА. Ф. 37860. Оп. 1. Д. 406. Л. 180.

[8]РГВА. Ф. 34980. Оп. 2 .Д. 271. Л. 229-240. То же:РГВА. Ф. 37860. Оп. 1. Д. 71. Л. 214;

[9] РГВА. Ф. 37860. Оп. 1. Д. 86. Л. 10-11.

[10]РГВА. Ф. 34980. Оп. 1. Д. 1303. Л .25.

[11]РГВА. Ф. 37860. Оп. 1. Д. 193. Л. 69-69 (об.).

[12]РГВА. Ф. 37860. Оп. 1. Д. 86. Л. 14-21.

[13]РГВА. Ф. 34980. Оп. 2. Д. 203. Л. 93.

[14]РГВА. Ф. 34980. Оп. 2. Д. 263. Л. 93.

[15]РГВА. Ф. 34980. Оп. 2. Д. 263. Л. 126-128.

[16]РГВА. Ф. 34980. Оп. 2. Д. 263. Л. 374-375.

[17]РГВА. Ф. 37860. Оп. 1.Д. 193. Л. 41.

[18]РГВА. Ф. 34980. Оп. 2. Д. 263. Л. 50-51.

[19]РГВА. Ф. 34980. Оп. 2. Д. 262. Л. 3-5.

[20]РГВА. Ф. 34980. Оп. 2. Д. 263. Л. 98-101.

[21]РГВА. Ф. 34980. Оп. 4. Д. 170. Л. 117-118.

[22]РГВА. Ф. 34980. Оп. 1. Д. 262. Л. 359.

[23]РГВА. Ф. 34980. Оп. 1. Д. 71. Л. 12.

[24]РГВА. Ф. 37860. Оп.1. Д. 85. Л. 16.

[25]РГВА. Ф. 37860. Оп. 1. Д. 86. Л. 41.

[26]РГВА. Ф. 34980. Оп. 2. Д. 262. Л. 368-370.

[27]РГВА. Ф. 4. Оп. 15а. Д. 513. Л. 103-104.

[28]РГВА. Ф 37860. Оп 1. Д. 86. Л. 50-55, 70.

 




Вконтакте


Facebook


Что бы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти на сайт


Автоматический вход Запомнить
Забыли пароль?